Совместное имущество супругов при банкротстве

Ирина Коломицина предлагает статью на тему: "совместное имущество супругов при банкротстве" с полным описанием. Мы постарались донести до Вас информацию в самом доступном виде.

Совместное имущество супругов при банкротстве физ. лиц

Увеличение числа банкротов среди физических лиц благоприятно отразилось на судебной практике по закону. Но осталось немало неясных моментов в банкротстве физлиц, и один из них — судьба совместно нажитого супругами имущества.

Что с ним случится при банкротстве одного из супругов, насколько реальна угроза всей семьей остаться в буквальном смысле без крыши над головой и учитывается ли имущество супругов при банкротстве? Нужно учитывать, что при нахождении гражданина в законном браке процедура банкротства несколько выходит за рамки взаимоотношений между должником и кредитором, и непосредственно затрагивает интересы членов семьи банкрота.

Какова ответственность супруга по долгам другого супруга при банкротстве?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует разобраться в тонкостях законодательства, в частности — Семейного Кодекса РФ. Существует 2 юридических термина:

  1. Общее имущество супругов. Под ним понимаются все виды имущественных прав и ценностей, прочие материальные блага, приобретенные в браке, общие банковские счета. К нему применим раздел имущества супругов при банкротстве.
  2. Личное имущество супругов. К нему относится приобретенные до брака имущественные права и ценности, а также приобретенные во время брака путем получения в дар или наследования.

Но это верно только в случае, если отсутствует брачный договор, регулирующий имущественные права супругов.

В статье 45 СК РФ четко обозначено, отвечает ли супруга за долги мужа, равно как и отвечает ли супруг за кредит жены: общие правила не предусматривают солидарной ответственности супругов перед кредиторами, если иное не указано в договоре поручительства. Но как показала практика, банкротство физических лиц предусматривает возможность реализации нажитого совместно, и для этого даже не требуется согласие супруга на продажу имущества при банкротстве.

Руководствуясь этим, можно сказать, что совместная собственность супругов при банкротстве физ лиц подлежит реализации и обязательно будет использована. Но с некоторой поправкой: после раздела имущества супруги при банкротстве кредиторам достанется только 50% от суммы с его реализации — вторая половина полагается супруге (супругу) банкрота.

Таким образом, банкротство гражданина будет проведено с реализацией общего имущества, включая и неделимое. И попытки должника обмануть судебную систему, представ перед Арбитражем и кредиторами «без гроша за душой», попросту бесплотны — тогда будет реализовано совместное имущество супругов при банкротстве физ лица. И также стоит учитывать, что ипотечная квартира при банкротстве одного из супругов будет использована в счет удовлетворения требований кредиторов.

В практике Арбитражных судов РФ существуют прецеденты, когда процедура инициировалась одновременно в отношении мужа и жены. Банкротство супругов в одном деле обычно актуально в случае равных кредиторских претензий: как правило, если имеется ипотека у супруга, и в случае которой они являются созаемщиками. Совместное банкротство супругов, несмотря на то, что подобная процедура прямо не прописана в Законе о Банкротстве № 127-ФЗ, имеет место, к тому же обладает немалыми преимуществами:

  1. Позволяет вдвое снизить затраты на оплату госпошлины (300 рублей вместо 600).
  2. Позволяет двойне снизить расходы, связанные с оплатой услуг финансового управляющего (25 тысяч рублей против 50 тысяч).
  3. Позволяет избежать споров относительно очередности погашения задолженности между кредиторами при разделении имущества супругов при банкротстве.

На практике банкротство супругов составляет менее 1% от общего числа рассматриваемых в Арбитражном суде дел. Основная причина этого: в действующем законе, даже с учетом последних изменений за 2017 год, нет определений семейного банкротства в одной процедуре, и судьи выносят решение об объединении дел самостоятельно, руководствуясь собственным видением ситуации. Но в законе четко установлена ответственность супруга по долгам другого супруга при банкротстве, что позволяют инициировать процедуру в отношении обоих членов семьи.

Одним из первых прецедентов стало Решение по делу № А45–20897/2015, выданное АС Новосибирской области. Была учтена общность имущества, тип и особенности предъявляемых к супругам кредиторских требований. Поскольку в данном случае инициирование двух дел о финансовой несостоятельности граждан привело бы только к увеличению судебных издержек, судом было принято решение возбудить процедуру банкротства в отношении двух супругов одновременно. За 2016 год банкротство супругов по совместному заявлению было проведено всего 16 раз, что указывает на актуальность вопроса.

Мы решим вашу проблему с долгами.
Бесплатная консультация юриста.

Документы при банкротстве физлиц

Подавая заявление в суд, гражданин должен также предоставить копию свидетельства о заключении/расторжении брака, если с момента записи прошло менее 3 лет.(Скачать бланк заявления о банкротстве физического лица).

Это связано с тем, что судом могут быть отменены все сделки с имуществом банкрота, проведенные за последние 3 года. В том числе может быть реализовано совместное имущество супругов, а значит и имущество бывшего супруга.

Отвечает ли супруг за банкротство супруга после развода или отвечает ли супруга по долгам мужа после развода, ответ однозначен — если с развода прошло менее трех лет, то да.

Поэтому развод супругов при банкротстве практически ничего не решит — финуправляющий вправе привлечь имущество супруги при банкротстве мужа, как и наоборот. Также стоит учитывать, что развод и раздел имущества при банкротстве супруга могут быть расценены как попытка должника скрыть часть свое реальное финансовое состояние, а это чревато уголовным преследованием.

Еще статьи:  Письмо о расставании

Поэтому лучшим выходом из ситуации для должников станет обращение за профессиональной помощью к юристам. Это позволит максимально сохранить совместное имущество супругов при банкротстве и сделать саму процедуру банкротства более гладкой, эффективно провести банкротство супруга заемщика.

Продажа совместного имущества в случае банкротства одного из супругов

Зачастую несостоятельность физических лиц касается не только самого неплатежеспособного гражданина, но и его близких людей. Развод и раздел имущества при банкротстве супруга осуществляются по особой процедуре, которая требует дополнительных действий со стороны жены или мужа займодавца.

Общее имущество супругов при несостоятельности гражданина

В соответствии со ст. 45 СК РФ мужчина и женщина, пребывающие в браке, не несут ответственности по долгам друг друга, пока у заемщика достаточно денег на исполнение своих обязательств. Когда личные средства неплательщика заканчиваются, взыскание может быть обращено на совместную собственность, нажитую в семье.

Имущество супруги при банкротстве мужа не будет истребовано до момента, пока у мужчины достаточно денег.

Специфика процедуры признания граждан несостоятельными в том, что обращение в суд и происходит потому, что средств на погашение долга у физического лица, в том числе индивидуального предпринимателя, не хватает. То есть, так или иначе жене следует быть готовой к тому, что совместная собственность будет включена в конкурсную массу. Аналогичный вывод можно также сделать из п. 7 ст. 213.26 Закона № 127-ФЗ.

Самые важные вопросы, которые следует решить в процессе судебного разбирательства: учитывается ли имущество жены при банкротстве супруга в конкурсную массу и какие материальные ценности считать при этом общими?

В соответствии с положениями Гражданского кодекса, совместной собственностью считаются все движимые вещи и недвижимость, приобретенные в период брака, независимо от того, кто записан их владельцем.

Имущество, которое не признается общим:

  • подарок или наследство, полученное мужем или женой;
  • материальные ценности, определенные как принадлежащие только мужчине или женщине на основании согласия сторон, удостоверенного нотариусом;
  • вещи индивидуального пользования, кроме драгоценностей;
  • приобретения, произведенные до вступления в брак.

Таким образом, практически все вещи мужа и жены могут попасть в конкурсную массу.

Что будет с общим имуществом при процедуре банкротства

Длительное время считалось, что, если один супруг банкротится, его муж или жена не участвует в процессе. Но сейчас законодатель считает иначе. Согласно п. 7 ст. 213.26 Закона № 127-ФЗ совместная собственность семейной четы включается в конкурсную массу и подлежит реализации.

Часть вырученных денег, принадлежащая должнику, идет на погашение долга. Другая же доля возвращается платежеспособному супругу.

В том случае, если жена-банкрот, последствия для мужа могут быть следующими:

  1. Супруги вместе взяли банковский кредит или другой заем. В ходе судебного процесса реализуется общее имущество семейной пары. Часть денег жены идет на погашение долга. Если средств недостаточно, муж добавляет свою долю в счет исполнения обязательства.
  2. Супруги раздельно взяли кредит или иной заем, например, после расторжения брака. Если одного из них признают несостоятельным, второй не обязан участвовать в погашении долга. Он вправе истребовать деньги после продажи имущества с торгов путем предъявления иска о разделе собственности. Сделать это можно и в период существования брака.

Нелишним будет разобраться, как бывшему или нынешнему платежеспособному супругу забрать собственные деньги и не отвечать по долгам второй половинки. Для этого необходимо во время судебного процесса о банкротстве обратиться в районный суд с иском о разделе имущества. Инициировать процедуру может и финансовый управляющий с целью формирования конкурсной массы, так как именно он ведет имущественный учет и отвечает за удовлетворение требований займодавцев.

Иногда бывшие супруги думают, что, если они успели развестись до рассмотрения дела о банкротстве, их совместное имущество не смогут отобрать. Это не так. Пока не получено решение суда о разделе собственности, она считается общей.

К сожалению, дополнительный судебный процесс только усложняет ситуацию. На практике вернуть свои средства непросто. Проблема в длительности производства о разделе имущества.

Другие способы спасти имущество платежеспособного супруга

Совместно нажитое имущество супругов при банкротстве одного из супругов выделяется в личную собственность следующими способами:

  1. Путем заключения контракта о разделении материальных ценностей между мужем и женой. Реально ли спасти имущество? На практике составление брачного договора и процесс банкротства супруга очень подозрительно выглядят для финансового управляющего. К тому же об оформлении такого документа необходимо заблаговременно информировать кредитора, а это требование часто игнорируется.
  2. Путем продажи имущества третьим лицам.
  3. Путем заключения иных сделок между собой или с иными гражданами.

Хотя такие способы освобождения от общей супружеской собственности вполне законны, мужу и жене необходимо помнить о том, что финансовый управляющий в ходе своей деятельности будет проверять махинации с имуществом неплатежеспособного лица. Все сделки, которые осуществлялись на протяжении 3 лет до начала судебной процедуры, могут быть оспорены.

Из сказанного следует, что интересы кредиторов настолько защищены законом, что супругам придется, скорее всего, расстаться с совместным имуществом.

Продано будет все имущество, которое пребывает в собственности должника. Если финансовый управляющий определит, что его недостаточно для исполнения обязанностей перед кредиторами, он включает в конкурсную массу общие материальные ценности супругов. Арестовать и продать нельзя следующее имущество:

  • жилые помещения, единственно возможные для проживания банкрота и его семьи (кроме залоговой недвижимости);
  • земельные наделы, на которых построено единственное жилье заемщика;
  • предметы домашнего обихода;
  • животных и сельскохозяйственную продукцию, не использующиеся для получения дохода;
  • продукты питания и небольшую денежную сумму на текущие расходы;
  • средства передвижения инвалида;
  • награды и призы;
  • топливо.
Еще статьи:  Скучали по мне

Обязательства мужа и жены часто бывают совместными. Поэтому не исключена ситуация одновременного банкротства. Некоторые юристы настаивают, что это достаточно удобный механизм объявления о своей неплатежеспособности. Его преимуществом является экономия средств на финансового управляющего, ведь работать будет один специалист, а не два.

При одновременном банкротстве составляется один реестр требований кредиторов, существует единая очередность удовлетворения притязаний займодавцев, в случае нехватки имущества, списываются все долги супругов.

Если мужу и жене есть что терять, но неплатежеспособность неизбежна, можно попробовать одну из схем:

  1. Осуществить сделку с отчуждением основной собственности близкому человеку (лучше не родственнику). Сумма в договоре сторон должна быть рыночная, хотя соглашение по сути может быть фиктивным, без передачи денег. В это время нужно погашать исправно задолженность.
  2. Подождать некоторое время. Достаточно полгода-год. При этом желательно долг выплачивать.
  3. Заявить о своей несостоятельности.
  4. Оставшееся имущество будет реализовано. Долги списаны.

Существует немало причины, почему специалисты настаивают на этой схеме. Пока супруги погашают исправно долги, их сделки оспорить очень сложно. Общего имущества у мужа и жены не будет. Таким образом, они останутся при собственности (якобы проданной), их признают несостоятельными, долгов после процедуры банкротства не останется.

Какое совместно нажитое имущество может быть продано при банкротстве одного из супругов, смотрите далее:

Внимание! В связи с последними изменениями в законодательстве, юридическая информация в данной статьей могла устареть!

Наш юрист может бесплатно Вас проконсультировать – напишите вопрос в форме ниже:

ВС объяснил, как происходит реализация совместно нажитого имущества при банкротстве одного из супругов

29 ноября 2016 г. арбитражный суд признал Ирину Батыреву банкротом, ввел в отношении нее процедуру реализации имущества, назначив финансового управляющего Александра Влайко. В процессе реализации имущества Ирины Батыревой финансовый управляющий разместил объявление о проведении торгов по реализации московской квартиры должника, являющейся предметом залога Банка ВТБ. Торги были объявлены к проведению в виде открытого аукциона в электронной форме на ЭТП «Аукцион-центр», их организатором назначено ООО «АНБЭ».

В рамках дела о собственном банкротстве Ирина Батырева обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным бездействия финансового управляющего. По ее мнению, при проведении торгов по продаже залогового имущества должника он, в нарушение абз. 2 п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве, не опубликовал в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве (далее – ЕФРСБ) сообщения об определении начальной продажной цены и об утверждении порядка и условий проведения торгов.

Разрешая спор, суд первой инстанции указал, что в процедуре несостоятельности граждан отсутствуют основания для применения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве. Также суд со ссылкой на ст. 213.26 данного Закона указал, что спорная квартира является совместной собственностью Ирины Батыревой и ее супруга Сергея Батырева. А поскольку в отношении ИП Сергея Батырева раннее судом была завершена процедура конкурсного производства, суд пришел к выводу, что обращение взыскания на его долю в совместной с должником собственности неправомерно, и в связи с этим признал незаконными действия финансового управляющего по выставлению на торги спорной квартиры.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции без изменения.

Не согласившись с решениями судов, финансовый управляющий подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Доводы арбитражного управляющего были поддержаны Банком ВТБ в отзыве на кассационную жалобу.

В судебном заседании представители финансового управляющего и банка просили отменить обжалуемые судебные акты, а представитель должника, высказав позицию о принципиальной допустимости реализации имущества на торгах, настаивал на незаконности бездействия управляющего.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ своим Определением отменила судебные решения нижестоящих судов по делу № А40-137393/2016 и направила дело на новое рассмотрение в арбитражный суд г. Москвы.

По мнению ВС РФ, суды не учли следующее. В жалобе в суд на действия (бездействие) финансового управляющего Ирина Батырева ссылалась на то, что им нарушена обязанность по опубликованию в ЕФРСБ сведений о начальной продажной цене предмета залога, порядке и условиях проведения торгов. Таким образом, перед судами стоял вопрос, применяется ли п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве из главы, регулирующей конкурсное производство в отношении юрлиц, в процедуре несостоятельности граждан. Если да, то суды должны были проверить фактическую публикацию такого сообщения.

Суды пришли к выводу, что названная норма при банкротстве граждан не применяется, тем более что все необходимые сведения были опубликованы в сообщении о проведении торгов. В то же время суд первой инстанции удовлетворил жалобу на действия (бездействие) финансового управляющего – в резолютивной части определения он указал на незаконность действий управляющего, выразившихся в проведении торгов в части определения начальной продажной цены, утверждении порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога. То есть суд первой инстанции фактически пришел к выводу, что управляющий не имел права проводить торги, так как собственником спорной квартиры, помимо Ирины Батыревой, является и ее супруг.

Однако в жалобе на действия управляющего Ирина Батырева не подвергала сомнению возможность реализации квартиры на торгах, а лишь отмечала, что до нее не довели заблаговременно сведения об условиях проведения таких торгов. Эту же позицию подтвердил ее представитель в судебном заседании.

Еще статьи:  Почему нельзя ребенку говорить нельзя

Фактически суд вместо рассмотрения по существу спора по заявленным требованиям рассмотрел требование, которое не было заявлено. Даже расширительное толкование просительной части жалобы на бездействие управляющего не позволяло судам прийти к подобным выводам, так как они явно противоречили волеизъявлению должника. ВС РФ напомнил, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению, поскольку обратное означает нарушение принципа диспозитивности арбитражного процесса.

ВС также указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций оставили без удовлетворения жалобы финансового управляющего и Банка ВТБ (залогового кредитора), то есть фактически согласились с выводом суда первой инстанции о незаконности выставления имущества на торги. При этом мотивировочные части постановлений данных судов содержат выводы, согласно которым п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве не применяется при несостоятельности граждан, что свидетельствовало бы о законности действий управляющего. Следовательно, сделал вывод ВС, содержания резолютивных и мотивировочных частей постановлений данных судов противоречат друг другу. Кроме того, вышестоящие суды проигнорировали доводы жалоб заявителей о выходе судом первой инстанции за пределы заявленных требований.

Верховный Суд также указал на то, что суды сделали неверный вывод о недопустимости проведения торгов в отношении спорного имущества ввиду нахождения квартиры в совместной собственности Ирины Батыревой и ее супруга. Однако судами установлено, что квартира была передана в залог Банку ВТБ в обеспечение кредитных обязательств ООО «Фабрика мебели “Добрый стиль”», залогодателем по договору ипотеки выступала Ирина Батырева, в обеспечение названного кредита она и ее муж выдали поручительство, что свидетельствует об общем характере их обязательств.

Делая вывод о недопустимости реализации квартиры в настоящем деле о банкротстве, суд первой инстанции указал на факт освобождения Сергея Батырева от долгов в деле о его несостоятельности. Однако ВС указал, что названный вывод сделан без учета того, что процедура банкротства в отношении Сергея Батырева осуществлялась по правилам о несостоятельности ИП, действовавших до 1 октября 2015 г. При этом суд не исследовал, носил ли долг перед банком предпринимательский характер и был ли он включен в реестр.

Между тем ВС указал, что при наличии у супругов общих обязательств, обеспеченных недвижимым имуществом, находящимся в их совместной собственности, такое имущество по общему правилу подлежит реализации в деле о банкротстве того из супругов, который в публичном реестре указан в качестве управомоченного лица и выступал по договору в качестве залогодателя. Поскольку ни денежное, ни залоговое обязательства Ирины Батыревой перед банком не прекратились, спорная квартира, по мнению ВС, может быть реализована на торгах в рамках настоящего дела независимо от того, правильно ли суд первой инстанции установил факт освобождения ее супруга от долга перед банком.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский отметил, что обособленный спор в деле о банкротстве интересен осложнениями, с которыми объективно столкнулись суды нижестоящих инстанций при применении процессуальных и материальных норм из различных отраслей права. В качестве основной проблемы он отметил внутреннюю коллизию закона о банкротстве, а именно неопределенность в части того, применяются ли в процедуре банкротства граждан положения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве (о порядке реализации предмета залога). «К сожалению, высший суд не разъяснил, применимы они или нет, указав судам нижестоящих инстанций худшее: решать самим», – отметил адвокат.

Как предположил адвокат, Арбитражный суд г. Москвы и согласившиеся с ним суды двух последующих инстанций решили, что торги в отношении всей спорной квартиры проводить в принципе нельзя, поскольку ранее суд общей юрисдикции признал ее совместной собственностью супругов. «Более того, супруг титульной собственницы – банкрота ранее был освобожден от обязательств. Заявительница не ссылалась на эти обстоятельства, но суды, по всей видимости, сочли, что обязаны ex officio запретить продажу чужого, что интуитивно кажется понятным», – заключил эксперт.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов также обратил внимание на указание Верховного Суда о том, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению. По мнению Ярослава Самородова, «суд не должен исправлять ошибки стороны, неправильно избравшей позицию. Так нарушается принцип состязательности, искажается смысл судебной власти».

Илья Лясковский также считает, что Верховный Суд недопустимо кратко раскритиковал мотивировку коллег. По его мнению, наличие ранее принятых судебных актов по иным делам действительно может приводить к несправедливому для банка результату, но их нельзя отринуть безоглядно. Эксперт отметил, что Судебная коллегия ВС РФ намекнула на «неполное» освобождение от долгов индивидуального предпринимателя, ведь за ним могут остаться и «непредпринимательские» долги. Адвокат назвал такое безосновательное толкование крайне странным, он счел, что нерешенным остался и вопрос, распространяется ли залог на весь объект совместной собственности, если собственник не является залогодателем.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов предположил, что судебные ошибки, выявленными Верховным Судом, – следствие практики отхода судов от специализации при распределении дел между судьями.

Совместное банкротство супругов: отсутствие четкого правового регулирования и неоднозначность судебной практики

Как показала практика признания физических лиц несостоятельными, что, напомним, стало возможным с 1 октября 2015 года, далеко не все граждане, формально соответствующие предъявляемым к потенциальным банкротам требованиям (ст. 213.4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”; далее – закон о банкротстве), могут воспользоваться этим правом. Главная причина – существенная величина расходов: по оценкам экспертов, стоимость одной процедуры банкротства гражданина составляет в среднем 70-150 тыс. руб. В связи с этим Минэкономразвития России предлагает 1 ввести упрощенную процедуру банкротства, что позволит признавать несостоятельными даже тех должников, у которых нет необходимых для хотя бы частичного удовлетворения требований кредиторов и оплату самой процедуры банкротства средств.

Еще статьи:  Что делать после развода с мужем

В то же время при рассмотрении дел о банкротстве физических лиц выявляются и такие проблемные моменты, которые на законодательном уровне пока и вовсе не урегулированы. Один из них – совместное банкротство граждан. Рассмотрим, какими последствиями для должников оборачивается отсутствие такого регулирования.

Существуют ли правовые основания для совместного банкротства граждан?

Если исходить из текста положений закона о банкротстве, посвященных банкротству физических лиц (§ 1.1 гл. X закона о банкротстве), нет: во всех соответствующих статьях говорится о рассмотрении дел о банкротстве отдельных граждан, а не нескольких лиц. Тем не менее суды, в которые супруги-созаемщики нередко обращаются с заявлениями о признании их несостоятельными, отвечают на этот вопрос по-разному.

Ряд судов, учитывая, что заявители имеют общие обязательства перед кредиторами, например по ипотечным, потребительским кредитам и т. д., объединяют дела о банкротстве каждого из супругов в единое производство (решение Арбитражного суда Московской области от 18 января 2016 г. по делу № А41-85634/2015, решение Арбитражного суда Новосибирской области от 9 ноября 2015 г. по делу № А45-20897/2015).

Другие суды принимают прямо противоположные решения – о невозможности совместного банкротства супругов. Так, гражданке И. было отказано в удовлетворении ходатайства об объединении ее дела и дела о признании банкротом ее супруга, поскольку, по мнению судов первой и апелляционной инстанций, она не представила документов, подтверждающих общность этих дел по основаниям возникновения долговых обязательств, кругу кредиторов и имуществу, составляющему конкурсную массу должников. Также И. не обосновала надлежащим образом свое заявление о том, что объединение дел позволит снизить сумму расходов на проведение банкротства и приведет к более быстрому удовлетворению требований кредиторов, добавили суды. Кроме того, они отметили сложность формирования единого реестра требований кредиторов должников, так как на момент подачи ходатайства реестр требований кредиторов гражданина И. уже был закрыт (решение Арбитражного суда Пермского края от 19 декабря 2016 г. по делу № А50-19304/2016, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 17АП-680/2017-ГК).

Совсем другие выводы легли в основу отказа в принятии единого заявления о признании несостоятельными супругов Н. Суд отметил, что действующее законодательство, в том числе ст. 213.4 закона о банкротстве, определяющая условия, при которых физическое лицо может быть признано банкротом, не допускает множественности лиц на стороне должника, а значит заявление о признании должника банкротом может быть подано только в отношении одного гражданина. Указав, что законом о банкротстве не предусмотрены нормы о регулировании банкротства двух или более должников в рамках одного дела, суд вернул супругам Н. их заявление и подчеркнул, что отказ от его рассмотрения не лишает заявителей права на единоличное обращение в суд с требованием о признании должника банкротом (определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 января 2017 г. по делу № А56-91219/2016).

ВС РФ, куда супруги Н. обратились с кассационной жалобой, пришел к выводу о том, что доводы заявителей основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства, и не нашел оснований не согласиться с выводами нижестоящих судов об отсутствии в действующем законодательстве возможности подачи супругами совместного заявления о банкротстве (определение ВС РФ от 5 мая 2017 г. № 307-ЭС17-4301).

По аналогичным основаниям отказано в проведении единой процедуры банкротства супругам Р. (решение Арбитражного суда Свердловской области от 18 мая 2017 г. по делу № А60-2356/2017).

Таким образом, существующая судебная практика по делам о банкротстве супругов неоднозначна. Однако вынесение указанного выше отказного определения ВС РФ может изменить ее – в сторону недопустимости объединения дел супругов в единое производство, отметили практикующие юристы в ходе всероссийской конференции “Развитие института банкротства в ответ на вызовы современности”, состоявшейся в ТПП РФ 30 ноября.

Невозможность совместного банкротства создает, по мнению экспертов, проблемы не только для тех супругов, все долги которых являются общими, – им, по сути, нужно найти средства на две недешевые процедуры банкротства, но и для самих судов. Так, по словам заместителя директора юридического управления Сибирского банка ПАО Сбербанк Юлии Ворониной, у судей нет единого мнения, например, о том, в рамках какого из двух дел должно быть реализовано общее имущество супругов, каким правовым статусом обладает супруг, привлекаемый в дело о банкротстве другого супруга для решения вопросов о реализации имущества, и обязательно ли в принципе его привлечение к такому делу.

Вопросы об установлении общего долга и утверждении порядка продажи общего имущества должников должны решаться в одном деле, но с обязательным привлечением всех участников второго дела, считает доцент кафедры общих проблем гражданского права Российской школы частного права Олег Зайцев. Причем, по его мнению, для этого не нужно вносить никаких изменений в законодательство – возможность рассмотрения дел по такой схеме вытекает из смысла п. 6 ст. 61.16 закона о банкротстве, согласно которому все участники дела о банкротстве лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности в рамках другого дела о банкротстве, могут участвовать в последнем в качестве третьих лиц. Данная норма, как и все общие положения закона о банкротстве, может применяться к отношениям, связанным с банкротством граждан, которые прямо не урегулированы гл. X данного закона (п. 1 ст. 213.1 закона о банкротстве).

Еще статьи:  Если очень скучаешь по человеку

Какие проблемы возникают при банкротстве одного из супругов?

Одна из самых главных сложностей при рассмотрении таких дел заключается в правильном определении конкурсной массы. По общему правилу, взыскание по обязательствам одного из супругов может быть обращено на принадлежащее ему имущество, а также на долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества (п. 3 ст. 256 ГК, п. 1 ст. 45 Семейного кодекса). Требование о выделе доли с целью обращения на нее взыскания заявляет кредитор, соответствующий спор рассматривается в судебном порядке.

Корреспондирующая норма о том, что в конкурсную массу может включаться доля в общем имуществе гражданина, на которое может быть обращено взыскание, а кредитор вправе предъявлять требование о выделе этой доли, содержится и в п. 4 ст. 213.25 закона о банкротстве. Однако в следующей же статье данного закона, определяющей особенности реализации имущества должника, указано: в конкурсную массу включается не сама доля должника в имуществе, принадлежащем ему и его супругу на праве общей собственности, а соразмерная ей часть вырученных от продажи этого имущества средств (п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве). Данная формулировка дает основания полагать, что в делах о банкротстве общее имущество супругов продается вне зависимости от возможности или невозможности выдела доли должника в натуре, что, по мнению многих экспертов, ущемляет права сособственников, особенно тех, кто уже не состоит в браке с должниками.

БЛАНКИ

При этом в судейском сообществе нет единого мнения о том, в какой суд – общей юрисдикции или арбитражный – кредитор или финансовый управляющий должен обращаться с заявлением о разделе общего имущества супругов или выделе из него доли, принадлежащей должнику. Те, кто считает, что рассмотрение соответствующих дел относится к компетенции судов общей юрисдикции, руководствуются следующими соображениями:

  • категории дел с участием граждан, которые могут рассматриваться арбитражными судами, определены законодательно, к ним относятся в том числе дела о банкротстве (п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ). Однако споры о разделе имущества супругов в соответствующий перечень не включены;
  • специальные нормы закона о банкротстве также не содержат указания на то, что связанные с разделом общего имущества супругов споры подведомственны арбитражным судам, значит, при их рассмотрении следует руководствоваться общими нормами процессуального права;
  • по общему правилу все споры, вытекающие из гражданских и семейных отношений, относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ).

Другие суды, напротив, уверены, что в случае, когда дело о банкротстве должника уже рассматривается, раздел принадлежащего ему и его супругу общего имущества возможен исключительно в рамках этого дела. В обоснование этого вывода они ссылаются на п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве, согласно которому имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом или бывшим супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2017 г. № 13АП-7978/2017, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21 июня 2017 г. по делу № 33-12859/2017, апелляционное определение Новосибирского областного суда от 4 июля 2017 г. по делу № 33-6344/2017). При этом выплату супругу или бывшему супругу должника части денежных средств от реализации общего имущества, равноценной его доле в нем, суды считают достаточной гарантией соблюдения интересов этого лица (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июня 2017 г. № Ф04-6873/2016 по делу № А03-22218/2015).

Для устранения возникающих при рассмотрении дел о банкротстве обоих супругов или одного из них проблем экспертное сообщество предлагает реализовать несколько мер. Во-первых, легализовать институт совместного банкротства граждан, дополнив соответствующей нормой закон о банкротстве, что не только исключит возможность принятия противоречащих друг другу судебных решений, но и существенно снизит стоимость процедуры банкротства для многих супругов. Причем более целесообразным может быть закрепление в законодательстве не просто возможности совместного банкротства, а обязанности судов по объединению дел о банкротстве каждого супруга в единое производство, считает руководитель магистерской программы “Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)” МГУ имени М.В. Ломоносова Светлана Карелина.

Во-вторых, четко сформулировать особенности реализации совместного имущества супругов. В частности – устранить несоответствие между нормами гражданского и семейного законодательства и законом о банкротстве. При этом в целях соблюдения прав и интересов супруга должника предлагается предоставить ему преимущественное право на выкуп реализуемого в соответствии с п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве общего имущества по цене торгов.

Возможно, законодатель прислушается к мнению практикующих юристов и после рассмотрения уже сформулированной в качестве законопроекта инициативы о введении упрощенной процедуры банкротства обратит внимание на регулирование банкротства супругов.

Автор статьи: Ирина Коломицина

Позвольте представиться. Меня зовут Ира. Я уже более 6 лет занимаюсь психологией отношений. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать сложные и не очень задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в доступном виде всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените это сообщение
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here