Слова которые нельзя говорить на зоне

Ирина Коломицина предлагает статью на тему: "слова которые нельзя говорить на зоне" с полным описанием. Мы постарались донести до Вас информацию в самом доступном виде.

Есть в России поговорка: от тюрьмы, да от сумы не зарекайся. Может быть, именно потому, что нашему человеку мысль о тюрьме в глубине души никогда не кажется абсолютно невероятной, и живет в российском обществе такой интерес к тюремной тематике? Любят у нас блатные песни, в обиход вошел тюремный лексикон, и даже, иной раз, от высших государственных чиновников приходиться слышать что-нибудь из разряда «по понятиям». Так что, как именно говорят в тюрьме, мы знаем. А вот чего в тюрьме произносить ни в коем случае нельзя?

Бывалые люди говорят, что самое последнее дело для заключенного – болтать попусту, а пуще того – бросаться пустыми угрозами, которые не в силах реализовать. На зоне действует правило «за базар – отвечай!». Если было что-то сказано, обещано, то нужно разбиться, а сделать. И никакие отговорки об изменившихся обстоятельствах тут не помогут.

Есть на зоне слова, которые произносить не следует. Особенно, если идет серьезный разговор с авторитетными людьми. Этот суровый этикет вбивается в новичков раз и навсегда. Итак, никогда не следует говорить:

— Садись. — Здесь и так все сидят. Надо говорить «присаживайся, присядь».

— Слышь! – Только «слышишь». «Слышь» созвучно «с лыж». А «на лыжи» в зоне становятся те, кто обращается к администрации за помощью в поисках безопасного места.

— Обиделся. – Нужно сказать «огорчился». Обиженный – это «опущенный», а хуже «опущенных» в зоне нет никого.

— Заблудился. – Лучше сказать «потерялся». Блудят – понятно кто.

— Где мое место? – Войдя в камеру, нельзя так говорить, а то враз укажут «место у параши». Кроме того, когда возникает конфликт, говорят «Знай свое место!», что, практически, оскорбление. Поэтому, следует спросить «Куда мне упасть?».

— Свидетель. – Свидетели бывают в суде, проходят по следствию. А в зоне нет свидетелей, тут все осужденные. Поэтому следует сказать «очевидец».

— Пойдем, спросим? – так тоже говорить не стоит. Лучше сказать: «пойдем, поинтересуемся». «Спросить» — значить предъявлять претензии за «косяк», то есть, за проступок.

— Спасибо. – тоже не принято говорить. Есть даже поговорка «За «спасибо» бьют красиво». Надо сказать «благодарю» или «благодарствую», или просто кивнуть и произнести «от души!».

— Докажу. – следует сказать «обосную», поскольку доказывают исключительно в суде.

— Как здоровье? – правильнее так: «Как сам?». В ответ на вопрос «как здоровье» могут очень сурово возразить «Что тебе до моего здоровья?».

— До свидания. – Эти слова тоже табу. Никаких свиданий.

Незнание этих правил может стать причиной провокации. Например, новичок легкомысленно обещает «спросить» кого-то. Немедленно следует ответ: «Спросить? С меня? Ну, давай, предъяви!». Или еще хуже: новичок говорит «Я обиделся!». И тут же следует ответ: «Так ты обиженный?». «Нет, нет!» — испуганно говорит новичок, и слышит: «Докажи!». Вот и готовы две провоцирующие ситуации, которые начались довольно безобидно. Ведь «за базар», как известно, следует отвечать.

Эти слова следует просто забыть. Если иной раз и произнесешь случайно «спасибо» или «садись», ничего страшного не произойдет. На первый раз неопытного сидельца могут просто поправить, указав, что подобный лексикон на зоне неуместен. Но вот известное всем слово из трех букв может стать причиной очень больших неприятностей.

Очень опасно так же поминать матушку. Никаких слов, которые могут относиться к матери, лучше всего вообще не произносить, чтобы случайно не обидеть щепетильных сидельцев.

Помимо собственной иерархии, в местах лишения свободы действуют особый неформальный этический кодекс. Он регламентирует повседневную жизнь заключенных, вводит запреты и предписания. Свод правил касается и употребляемой заключенными лексики. За произнесение некоторых слов зэка может ждать суровое наказание.

Одно из самых опасных слов в русской тюрьме – «спасибо». Зэки считают его не только нежелательным, но и оскорбительным. Его запрещено использовать как в устной, так и в письменной речи, даже в обращении к родственникам. Почему столь доброжелательное и безобидное слово попало в «черный список» тюремного лексикона?

Дело в том, что в местах не столь отдаленных к вежливости (и уж тем более показной) всегда относились крайне негативно. Использование «спасибо» кажется арестантам рисованием, стремлением подчеркнуть свою интеллигентность, а значит поставить себя выше остальных зэков, которые, в большинстве своем, являются выходцами из социального дна.

Такие арестанты испытывают нечто сродни классовой ненависти ко всем, кто занимает более высокое общественное положение. Наглеца, вздумавшего показывать свою интеллигентность, тюремщики быстро ставят на место.

Впрочем, на первый раз могут обойтись и предупреждением. Если же новенький будет продолжать использовать запрещенное слово, то ему мгновенно «вправят мозги». Расправа может быть крайне жестокой, известны случаи членовредительноства.

Каким словом должно быть заменено «спасибо» в тюрьме? Правильно произносить «душевно», «от души» или «благодарю».

Также в список самых нежелательных слов входит «спросить». В соответствии с этическим кодексом, тюремщик должен интересоваться, а не спрашивать. Спрашивать же означает привлекать к ответу за содеянное или наказывать за «косяк».

Использующий слово «спросить» зэк рискует нарваться на серьезную провокацию. Другие заключенные могут ответить: «С кого хочешь спросить, с меня? Ну, давай, попробуй!». Вот так и возникает конфликт на ровном месте.

В список запретных входит слово «обида» и производные от него – «обидеть», «обижать» и другие, а в особенности «обиженный». В понимании зэков обидеть – значит опустить.

Еще статьи:  Как бросить пить женщине самостоятельно

Обиженные – представители низшей касты заключенных («петухи», «черти» и прочие). В случае если заключенного что-то не устраивает, нужно употреблять слово «огорчился».

Слово «слышь» звучит как «с лыж». А «на лыжи» в тюрьме встают те, кто обращается к тюремной администрации за помощью с просьбой перевести в более безопасную камеру.

Обычно с такими просьбами заключенный ходатайствует в случае, если у него по тем или иным причинам не сложились отношения с сокамерниками и дальнейшее нахождение с ними может угрожать его жизни и здоровью. Таких в тюрьме называют «лыжниками» или «ломанувшимися».

Бегать из камеры в камеру считается у зэков малопочетным. К тому же по тюремной «беспроводной почте» становится ясно, почему «лыжника» перевели из его старой камеры. Как правило, «ломанувшиеся» принадлежат к низшей тюремной касте, а потому подвергаются унижениям со стороны других.

«А вам не кажется, что ваше место возле параши?» – эта фраза из фильма Александра Серого «Джентельмены удачи» стала культовой. Войдя в камеру, новичок ни в коем случае не должен спрашивать «где мое место?». Иначе ему сразу же укажут на так называемый дальняк – место у туалета вместе с опущенными.

Слово «место» практически во всех смыслах имеет на зоне негативный окрас. Поэтому зайдя в камеру необходимо спросить: «Куда можно упасть?».

Слово «докажу» и его производные имеют, как правило, повышенный эмоциональный окрас. Разбрасываться «громкими» словами на зоне крайне не рекомендуется, потому как в дальнейшем в случае изменившихся обстоятельств отвертеться от ранее сказанных слов будет крайне трудно.

Кроме того, доказывают по зэковским понятиям исключительно в суде. А в тюрьме принято говорить «обосную».

Также негативный смысл несет в заключении слово «свидетель». Даже если зэк увидел что-либо своими глазами, то он ни в коем случае не должен называть себя свидетелем. В тюрьме их нет, сидят исключительно осужденные.

Свидетели же по этическому кодексу зоны бывают, опять же, только в суде. В тюрьме же есть только очевидцы.

Помимо собственной иерархии, в местах лишения свободы действуют особый неформальный этический кодекс. Он регламентирует повседневную жизнь заключенных, вводит запреты и предписания. Свод правил касается и употребляемой заключенными лексики. За произнесение некоторых слов зэка может ждать суровое наказание.

Одно из самых опасных слов в русской тюрьме – «спасибо». Зэки считают его не только нежелательным, но и оскорбительным. Его запрещено использовать как в устной, так и в письменной речи, даже в обращении к родственникам. Почему столь доброжелательное и безобидное слово попало в «черный список» тюремного лексикона?

Дело в том, что в местах не столь отдаленных к вежливости (и уж тем более показной) всегда относились крайне негативно. Использование «спасибо» кажется арестантам рисованием, стремлением подчеркнуть свою интеллигентность, а значит поставить себя выше остальных зэков, которые, в большинстве своем, являются выходцами из социального дна.

Такие арестанты испытывают нечто сродни классовой ненависти ко всем, кто занимает более высокое общественное положение. Наглеца, вздумавшего показывать свою интеллигентность, тюремщики быстро ставят на место.

Впрочем, на первый раз могут обойтись и предупреждением. Если же новенький будет продолжать использовать запрещенное слово, то ему мгновенно «вправят мозги». Расправа может быть крайне жестокой, известны случаи членовредительноства.

Каким словом должно быть заменено «спасибо» в тюрьме? Правильно произносить «душевно», «от души» или «благодарю».

Также в список самых нежелательных слов входит «спросить». В соответствии с этическим кодексом, тюремщик должен интересоваться, а не спрашивать. Спрашивать же означает привлекать к ответу за содеянное или наказывать за «косяк».

Использующий слово «спросить» зэк рискует нарваться на серьезную провокацию. Другие заключенные могут ответить: «С кого хочешь спросить, с меня? Ну, давай, попробуй!». Вот так и возникает конфликт на ровном месте.

В список запретных входит слово «обида» и производные от него – «обидеть», «обижать» и другие, а в особенности «обиженный». В понимании зэков обидеть – значит опустить.

Обиженные – представители низшей касты заключенных («петухи», «черти» и прочие). В случае если заключенного что-то не устраивает, нужно употреблять слово «огорчился».

Слово «слышь» звучит как «с лыж». А «на лыжи» в тюрьме встают те, кто обращается к тюремной администрации за помощью с просьбой перевести в более безопасную камеру.

Обычно с такими просьбами заключенный ходатайствует в случае, если у него по тем или иным причинам не сложились отношения с сокамерниками и дальнейшее нахождение с ними может угрожать его жизни и здоровью. Таких в тюрьме называют «лыжниками» или «ломанувшимися».

Бегать из камеры в камеру считается у зэков малопочетным. К тому же по тюремной «беспроводной почте» становится ясно, почему «лыжника» перевели из его старой камеры. Как правило, «ломанувшиеся» принадлежат к низшей тюремной касте, а потому подвергаются унижениям со стороны других.

«А вам не кажется, что ваше место возле параши?» – эта фраза из фильма Александра Серого «Джентельмены удачи» стала культовой. Войдя в камеру, новичок ни в коем случае не должен спрашивать «где мое место?». Иначе ему сразу же укажут на так называемый дальняк – место у туалета вместе с опущенными.

Слово «место» практически во всех смыслах имеет на зоне негативный окрас. Поэтому зайдя в камеру необходимо спросить: «Куда можно упасть?».

Слово «докажу» и его производные имеют, как правило, повышенный эмоциональный окрас. Разбрасываться «громкими» словами на зоне крайне не рекомендуется, потому как в дальнейшем в случае изменившихся обстоятельств отвертеться от ранее сказанных слов будет крайне трудно.

Еще статьи:  Герпес передается через поцелуй

Кроме того, доказывают по зэковским понятиям исключительно в суде. А в тюрьме принято говорить «обосную».

Также негативный смысл несет в заключении слово «свидетель». Даже если зэк увидел что-либо своими глазами, то он ни в коем случае не должен называть себя свидетелем. В тюрьме их нет, сидят исключительно осужденные.

Свидетели же по этическому кодексу зоны бывают, опять же, только в суде. В тюрьме же есть только очевидцы.

Нужно сказать «огорчился». Обиженный – это «опущенный», а хуже «опущенных» в зоне нет никого

«Слышь» созвучно «с лыж». А «на лыжи» в зоне становятся те, кто – Только «слышишь». «Слышь» созвучно «с лыж». А «на лыжи» в зоне становятся те, кто обращается к администрации за помощью в поисках безопасного места.

– Лучше сказать «потерялся». Блудят – понятно кто.

– Войдя в камеру, нельзя так говорить, а то враз укажут «место у параши». Кроме того, когда возникает конфликт, говорят «Знай свое место!», что, практически, оскорбление. Поэтому, следует спросить «Куда мне упасть».

– Свидетели бывают в суде, проходят по следствию. А в зоне нет свидетелей, тут все осужденные. Поэтому следует сказать «очевидец».

Лучше сказать: «пойдем, поинтересуемся». «Спросить» — значить предъявлять претензии за «косяк», то есть, за проступок.

— Спасибо. – тоже не принято говорить. Есть даже поговорка «За «спасибо» бьют красиво». Надо сказать «благодарю» или «благодарствую», или просто кивнуть и произнести «от души!».

– следует сказать «обосную», поскольку доказывают исключительно в суде.

– правильнее так: «Как сам». В ответ на вопрос «как здоровье» могут очень сурово возразить «Что тебе до моего здоровья».

– Эти слова тоже табу. Никаких свиданий. Незнание этих правил может стать причиной провокации. Например, новичок легкомысленно обещает «спросить» кого-то. Немедленно следует ответ: «Спросить С меня Ну, давай, предъяви!». Или еще хуже: новичок говорит «Я обиделся!». И тут же следует ответ: «Так ты обиженный». «Нет, нет!» — испуганно говорит новичок, и слышит: «Докажи!». Вот и готовы две провоцирующие ситуации, которые начались довольно безобидно. Ведь «за базар», как известно, следует отвечать.

1. Морковь – глазаНарежьте морковку пластиками немного наискосок – и увидите, насколько этот овощ напоминает …

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Есть в России поговорка: от тюрьмы, да от сумы не зарекайся. Может быть, именно потому, что нашему человеку мысль о тюрьме в глубине души никогда не кажется абсолютно невероятной, и живет в российском обществе такой интерес к тюремной тематике? Любят у нас блатные песни, в обиход вошел тюремный лексикон, и даже, иной раз, от высших государственных чиновников приходиться слышать что-нибудь из разряда «по понятиям». Так что, как именно говорят в тюрьме, мы знаем. А вот чего в тюрьме произносить ни в коем случае нельзя?

Бывалые люди говорят, что самое последнее дело для заключенного – болтать попусту, а пуще того – бросаться пустыми угрозами, которые не в силах реализовать. На зоне действует правило «за базар – отвечай!». Если было что-то сказано, обещано, то нужно разбиться, а сделать. И никакие отговорки об изменившихся обстоятельствах тут не помогут.

Есть на зоне слова, которые произносить не следует. Особенно, если идет серьезный разговор с авторитетными людьми. Этот суровый этикет вбивается в новичков раз и навсегда. Итак, никогда не следует говорить:

— Садись. — Здесь и так все сидят. Надо говорить «присаживайся, присядь».

— Слышь! – Только «слышишь». «Слышь» созвучно «с лыж». А «на лыжи» в зоне становятся те, кто обращается к администрации за помощью в поисках безопасного места.

— Обиделся. – Нужно сказать «огорчился». Обиженный – это «опущенный», а хуже «опущенных» в зоне нет никого.

— Заблудился. – Лучше сказать «потерялся». Блудят – понятно кто.

— Где мое место? – Войдя в камеру, нельзя так говорить, а то враз укажут «место у параши». Кроме того, когда возникает конфликт, говорят «Знай свое место!», что, практически, оскорбление. Поэтому, следует спросить «Куда мне упасть?».

— Свидетель. – Свидетели бывают в суде, проходят по следствию. А в зоне нет свидетелей, тут все осужденные. Поэтому следует сказать «очевидец».

— Пойдем, спросим? – так тоже говорить не стоит. Лучше сказать: «пойдем, поинтересуемся». «Спросить» — значить предъявлять претензии за «косяк», то есть, за проступок.

— Спасибо. – тоже не принято говорить. Есть даже поговорка «За «спасибо» бьют красиво». Надо сказать «благодарю» или «благодарствую», или просто кивнуть и произнести «от души!».

— Докажу. – следует сказать «обосную», поскольку доказывают исключительно в суде.

— Как здоровье? – правильнее так: «Как сам?». В ответ на вопрос «как здоровье» могут очень сурово возразить «Что тебе до моего здоровья?».

— До свидания. – Эти слова тоже табу. Никаких свиданий.

Незнание этих правил может стать причиной провокации. Например, новичок легкомысленно обещает «спросить» кого-то. Немедленно следует ответ: «Спросить? С меня? Ну, давай, предъяви!». Или еще хуже: новичок говорит «Я обиделся!». И тут же следует ответ: «Так ты обиженный?». «Нет, нет!» — испуганно говорит новичок, и слышит: «Докажи!». Вот и готовы две провоцирующие ситуации, которые начались довольно безобидно. Ведь «за базар», как известно, следует отвечать.

Эти слова следует просто забыть. Если иной раз и произнесешь случайно «спасибо» или «садись», ничего страшного не произойдет. На первый раз неопытного сидельца могут просто поправить, указав, что подобный лексикон на зоне неуместен. Но вот известное всем слово из трех букв может стать причиной очень больших неприятностей.

Еще статьи:  Слова расставания с любимым своими словами

Очень опасно так же поминать матушку. Никаких слов, которые могут относиться к матери, лучше всего вообще не произносить, чтобы случайно не обидеть щепетильных сидельцев.

В тюрьму, как и в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Здесь свои порядки. Это, в первую очередь, относится к лексикону, за которым в местах не столь отдаленных придется внимательно следить.

Новичку в тюремной жизни приходится во всех отношениях непросто. Если не контролировать свое поведение и сказанные слова можно нарваться на крупные неприятности. На зоне давно сложился черный список слов и выражений, которых нужно избегать, так как в тюрьме они приобретают совершенно иной смысл, чем на воле. Например, словосочетание «играть на пианино» на уголовном жаргоне буквально означает «снимать отпечатки с пальцев».

Использование довольно привычного в обыденной жизни обращения «мужики» на зоне воспримут как нанесение оскорбления: ведь там «мужик» – представитель самой низкой касты. Таким же оскорблением будет пожелание обедающим заключенным «приятного аппетита». Дело в том, что на зоне подают не еду, а баланду, которую можно лишь глотать. Здесь фраза «приятного аппетита» будет равносильна насмешке. Также плохо отреагируют на слова сокамерника, желающего своим соседям «спокойной ночи».

Не принято в тюрьме произносить слово «спрашивать». В тюремном значении «спрашивать» – требовать ответа за какой-либо неблаговидный поступок. А вот за «козла» придется ответить по-настоящему. Когда-то давно в местах лишения свободы такое слово было равнозначно слову «петух», которое в тюремном жаргоне обозначало пассивного гомосексуалиста либо «опущенного». Правда позднее его значение несколько ослабло. Сейчас «козел» – это прихвостень администрации.

В целом в тюрьме нужно с особой с осторожностью затрагивать сексуальные темы. Ни в коем случае не заводить разговоры о доставлении интимных удовольствий женщине, так как в уголовной среде женщина – существо второсортное. К тому же это может вызвать раздражение со стороны зэков, лишенных сексуальных отношений с женским полом. Запрещены на зоне и расистские идеи, так как заключенные придерживаются принципов интернационализма.

Первое время на новоиспеченного зэка будет сыпаться много вопросов. Кем будешь? За что попал? Чем занимался на воле? Есть ли знакомые среди бывших или нынешних заключенных? Жизнь на зоне скучная и однообразная, а поэтому появление нового сокамерника станет событием из ряда вон выходящим – его будут допрашивать по полной.

Главное правило здесь – по возможности говорить правду и не болтать лишнего, касается ли этого рассказа о самом человеке или о его знакомых. Если речь о ком-то другом, то не следует раскрывать всех подробности, говорить лучше уклончиво не давая оценок. Ведь согласно арестантскому кодексу – каждый в ответе только за самого себя.

Обман может очень дорого стоить завравшемуся. Бывалые арестанты имеют налаженные каналы связи с внешним миром и если они узнают, что новичок ввел их в заблуждение ему за пустой базар придется держать ответ перед сокамерниками.

Тюремная лексика базируется на ином этикете, нежели обычная. Нарушивший ее рискует стать изгоем в арестантской среде, в иных случаях – опуститься в низшую категорию зэков, например, «петухов».

Заключенные очень не любят ласкательно-уменьшительных слов и разного рода расшаркиваний и заискиваний. Например, абсолютно недопустимо говорить «спасибо». Вместо этого употребляется «благодарю», «душевно» или «очень признателен». Чем же зэкам не угодило исконно русское «спасибо»? Причин на это много.

Первоначальный смысл этого слова – «упаси бог меня от этого человека». Звучит принижающе. Даже если арестант не вдается в этимологию, он обращает внимание на другие нюансы. «Спасибо» подавляющей частью арестантской братии воспринимается как показная вежливость, а интеллигентов здесь не любят. Такая форма поведения равносильна попытке поставить себя выше основной массы тюремного сообщества.

Употребление слова «спасибо» может означать и принадлежность заключенного к чиновной номенклатуре, которая также большим уважением у зэков не пользуется. Но, возможно, самая главная причина по которой на слово «спасибо» наложено табу – частое его использование (как и слова «пожалуйста») надзирателями и сотрудниками администрации тюрьмы. А лексикон «мусоров» у воров не в почете.

Впрочем, и со словом «благодарю» нужно быть острожным. Оно, как и многие другие слова воспринимается заключенными буквально. Сказав это, зэк выразил намерение одарить благами того, кому слово адресовалось. А за базар, как известно, нужно отвечать.

На зоне матом конечно ругаются, но делают это куда избирательней, чем подзаборная шпана. Как правило в тюрьме матерные слова можно услышать от молодых заключенных, авторитетные воры ненормативной лексики стараются избегать. Уголовный жаргон и без того довольно колоритный.

Как отмечалось выше, каждое сказанное зэком слово несет первоначальный смысл. Если кто-либо был послан на три буквы он воспринимает это буквально – его приравняли к «петуху». Вот и готовая конфликтная ситуация, которая зачастую заканчивается членовредительством, а иногда и смертью.

Очень не любят зэки, когда всуе поминают их мать – для них это покушение на святое. Пару разговоров по душам быстро ставят не умеющего владеть языком на место, приучая его к дисциплине ума и речи. Если зэк не готов отвечать за свои слова он просто молчит.

Самое сложное время для человека, который находится в тюрьме – первая неделя. За это время «новичок» должен привыкнуть к окружающей обстановке, принять существующие правила и приобрести статус.

Еще статьи:  Налоговый вычет между супругами

С первого шага в камеру он должен зарекомендовать себя так, чтобы его «отсидка» не стала еще большим кошмаром. Учить понятия, шутки, ЧаВо(частные задаваемые вопросы) и лучшие ответы на них можно, но это вряд ли поможет. Лучше запомнить несколько «нельзя». Нельзя «болтать» Нельзя «болтать много и не по делу, пытаясь сойти за «своего парня». Не надо давать лишнюю информацию, кроме имени, отчества и причину, по которой «заехали». Нельзя много говорить о себе, особенно в первые дни, когда непонятно, кто есть кто. Давно сидящие – хорошие «психологи», а возбужденный последними событиями новичок может сказать лишнего, за что потом придется отвечать. Если начинают говорить с апломбом, мол «не уважаешь» – это всего лишь провокация, на которую лучше не вестись.

Лучше слушать то, рассказывают арестанты, или на тюремном языке, «работать на прием». Нельзя протягивать руку при первом знакомстве Нельзя сразу протягивать руку для приветствия в первый день. Пожимать руку можно не всем – «испачкаться» можно так, что потом до конца срока не «отмыться». Разговаривать с «чертями» такими тоже нельзя. Нельзя «понтоваться» Нельзя «понтоваться», пытаться выглядеть «матерым». Со временем неопытность станет видно, лучше вести себя естественно. Нельзя материться и использовать производные от мата слова. Слова, которые нельзя употреблять Нельзя употреблять некоторые слова. Слова вежливости: «спасибо» – заменить на «благодарю» или «признателен», вместо «пожалуйста» – «по возможности». Нельзя употреблять слово «спросить», потому что в тюрьме оно означает «привлечь к ответу». В тюрьме можно только интересоваться. Нельзя говорить «обидеть», потому что на тюремном языке это означает «опустить». Слово «свидетель» лучше заменить на «очевидец». Не стоит употреблять слово «докажу», лучше «обосную».

«До свидания» тоже считается опасным словом вежливости. Тюремная гигиена Обычно в тюрьме санузел ничем не огорожен, в целях безопасности, чтобы зэки не могли покончить жизнь самоубийством. Тюремный этикет гласит: необходимо тщательно мыть руки, иначе все ваши и чужие вещи, к которым вы прикоснулись, становятся «запомоенными». А если не вымывший руки человек пожмет руку другому, то другой заключенный может «влепить» за такую обиду. По тюремной гигиене нельзя есть, когда сокамерник справляет свои потребности, и наоборот. Нельзя играть в карты Нельзя играть в карты в камере. По законам тюрьмы, долгами считаются только карточные долги, поэтому играть опасно. В любом случае, всегда найдется шулер, который обыграет. Нельзя брать личные вещи сокамерников Нельзя брать личные вещи сокамерников без разрешения, даже книгу – иначе не избежать обвинения в краже. А красть « у своих» даже хуже, чем быть в тесном контакте с администрацией. Можно взять то, что лежит на столе, из так называемого «общага», в который нужно будет вернуть то, что было взято. Нельзя «брать погоняло» Тот, кто его дал, будет считать должным ему за кличку. А долги в тюрьме лучше не делать – их сложно отдать.

Почему нельзя устанавливать тесные контакты с администрацией Нельзя устанавливать тесный контакт с администрацией. Иначе сокамерники могут решить, такой человек пишет доносы, и жизнь его станет невыносимой – постоянные оскорбления, изоляция. Заключенные в тюрьмах делятся на три категории: мужики – заключенные, которые работают на производстве, не сотрудничают с администрацией, мирно сидят срок; красные – помощники администрации, стукачи; блатные – не работают, идут на конфликт с администрацией тюрьмы. Есть еще одна «каста» – черти, люди, которые отличаются слабым характером, либо сломались, либо бомжи. И самое нижнее “сословие” – так называемые “опущенные”.

Существует 6 «никогда» в тюрьме:




Никогда не оправдываться
Никогда не жаловаться
Никогда не хвастаться
Никогда не обсуждать других
Никогда не просить что-то, если без этого можно обойтись
Никогда не врать.

Платные ссылки 30 руб в месяц по поводу размещения обращайтесь к админу

Какие слова лучше не употреблять в зоне.

«источник zona197 « ht » все права защищены»

В тюрьме есть слова которые лучше не употреблять.

Так-то ничего страшного не будет если оговоришься .

Но когда рамс серьёзные разборки, то тут лучше каждое слово фильтруй .

Что -бы не зацепились за слово.А то начнёте с одной темы закончите другой.

Обычно это происходит когда у одного заканчиваются доводы и он начинает понимать что не прав .

На воле бы уже кулаками доказывали друг другу.В зоне нельзя.

Старайтесь не употреблять слова:

Садись – говори присаживайся ,присядь.

Слышь -говори слышишь.Слово слышь звучит как (с лыж) в зоне лыжник,

встал на лыжи,означает сломился с хаты убежал в Б.М

«источник zona197 « ht » все права защищены»

безопасное место ,обратился за помощью к администрации.

Обиделся -говори огорчился ,обидеть ,обиженный,опустить,

Извини -замени словом не обессудь .

Заблудился -потерялся ,блудятся овцы.

Где моё место -говори куда упасть.Это когда в хату заезжаешь ,

покажут где свободные нары.Место у собаки ,место у параши,

когда ругаются бывает говорят знай своё место .

Обычно шерсти так говорят

Свидетель -очевидец .Не свидетелем будешь?.Очевидцем будешь?

Спросить,пойдём спросим? -Поинтересоваться .пойдём поинтересуемся .Спросить ,спрашивают за косяк

(Не правильный поступок)

Спасибо можно говорить но обычно говорят от души ,благодарю.

Докажу -поясню,Доказывают в суде. Дела,как дела?-как делишки? (дела в прокуратуре,)

Как здоровье -говори: как сам? Это всё не страшно. Самое главное забыть слова.

«источник zona197 « ht » все права защищены»

Пошел на х. й -вообще не употребляй чтоб случайно не сказануть.

Ёб- твою-мать.-такое выражение и вообще не употребляй слова которые могут относится к матери.Кто тебя родил,какая пи. да.. тебя родила.

За эти слова можешь до освобождения не дожить .

Кто такая шерсть можно прочитать здесь . “Шерсть”

Если кого что-то интересует пишите в комментариях ответим. Здесь страница с комментариями Главная

А также можете посмотреть:

Кого не любили в Советских тюрьмах?Какие слова лучше не говорить в российской тюрьме (2 статьи)

Жизнь в местах лишения свободы строго регламентируется не только уголовным законодательством и распорядком самого исправительного учреждения, но, зачастую даже в большей степени, неписанными законами уголовного мира, «понятиями».

Еще статьи:  Как вернуть мужа в семью советы психолога

И согласно этим «понятиям» каждый заключенный, оказавшись на зоне или в тюрьме, занимает свое место в строгой иерархии, становясь членом одной из тюремных каст (или «мастей»). И если отношение к одним кастам в тюрьмах уважительное, к другим – нейтральное, то есть и такие касты, члены которых обречены на презрение и непрестанные унижения. Впрочем, специалисты по уголовной психологии уверяют, что в наши дни эти незыблемые когда-то правила претерпевают изменения, и что уклад жизни в зонах сильно поменялся в сравнении с тем, что было в советские времена. Кого же не любили в советских зонах и за что?

Прежде чем говорить о тюремных кастах, стоит отметить, что есть свое деление и у зон. Есть зоны «красные» — это те, где администрация жестко контролирует все стороны жизни, и добивается того, что все без исключения заключенные подчиняются всем правилам внутреннего распорядка. «Черные зоны», и таких в стране большинство, живут «по понятиям», здесь администрация вынуждена делить власть с уголовниками, и смотреть сквозь пальцы на тот факт, что взаимоотношения между заключенными, и внутренняя жизнь строятся «по понятиям».

Высшей кастой являются «блатные» — профессиональные преступники. За ними следуют «мужики» — люди, которые оступились случайно, и намерены после отбывания срока вернуться к нормальной жизни. Они не отказываются от работы, но с администрацией не сотрудничают, «блатных» уважают, и на авторитет и власть не претендуют. «Мужиков» на зонах, как правило, большинство и отношение к ним нейтральное. За «блатными» и «мужиками» следуют «козлы». Эти заключенные открыто сотрудничают с администрацией, часто занимают какую-либо административную должность – завхоза или коменданта. В «черных» зонах «козлов» не любят. Их не принимают в «общак», иногда администрации приходится даже собирать «козлов» в отдельные бараки, поскольку к ним относятся крайне враждебно. На «красных» зонах «козлы», пользуясь послаблениями со стороны администрации иногда сами устраивают собственный «общак» и регламентируют жизнь других заключенных. Назвать козлом человека, не относящегося к этой категории, и вообще, применить к нему любое производное от слова «козел» — страшное оскорбление.

Так называют бывших сотрудников полиции или милиции, осужденных за какое-либо преступление. Они относятся к абсолютным изгоям. Разговаривать с ними или даже притронуться к «мусору», включая половой акт, не рискнет никто, поскольку любой, кто это сделает, немедленно становится «петухом» или «опущенным». Убить «мусора» — большая доблесть, и тот, кто это сделал, немедленно переводится в более высшую касту. «Петухов», впрочем, это не касается.

«Шерстью», «шерстяным» называют непорядочного арестанта, того, кто, сотрудничая с администрацией, занимается избиением или изнасилованием других, «правильных» заключенных в «пресс-хатах». Это те, кто творит «беспредел», по сути, не являясь «блатным». Название появилось, как говорят, от полушерстяной одежды, которую выдавали активистам, сотрудничающим с администрацией, в сталинских лагерях.

Это – низшая каста на зоне, и раз став «петухом», человек уже не сможет перейти в другую категорию. По-другому «петухов» называют «опущенные», «обиженные», «голубые», «дырявые». Это – пассивные гомосексуалисты. Стать «петухом» может любой заключенный, кто хоть раз подвергнется сексуальному насилию, или даже просто по незнанию сядет за один стол с «петухами». У «петухов» нет никаких прав. Они выполняют самую грязную и неприятную работу: моют туалеты, бывают уборщиками цехов, кочегарами и т.п. К ним нельзя прикасаться, за исключением полового контакта, брать у них из рук какие-либо предметы, пить и есть с ними из одной посуды и за одним столом. Любой намек на то, что человек относится к «петухам», «обиженным» является тягчайшим оскорблением, и если заключенный не призвал оскорбившего к ответу, то он может быть немедленно «опущен». В противном случае, «опустить» могут и оскорбителя. «Петух» обязан вступать в половой контакт с тем, кто этого пожелает, правда, с ними расплачиваются за сексуальные услуги – сигаретой, банкой сгущенки или куском колбасы. Иначе могут счесть, что соитие произошло «по любви», что само по себе грозит «опусканием» провинившегося.

В некоторых зонах это – частные случаи «опущенных». «Чушками» называют тех, кто не моется, не следит за своим внешним видом. Контактов с «чушками» избегают все, даже «петухи». «Чертями» на зонах, где содержатся малолетние преступники («малолетки») называют тех, кто выполняет всю грязную работу за других, более авторитетных зеков. Как правило, в категорию «чертей» попадают «опущенные».

Автор статьи: Ирина Коломицина

Позвольте представиться. Меня зовут Ира. Я уже более 6 лет занимаюсь психологией отношений. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать сложные и не очень задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в доступном виде всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оценка 4.8 проголосовавших: 4
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here