Поцелуй на прощание

Ирина Коломицина предлагает статью на тему: "поцелуй на прощание" с полным описанием. Мы постарались донести до Вас информацию в самом доступном виде.

Китайская песня. www.youtube.com/watch?v=aj5TJW349js

Исполнитель: группа «Бабочки». 2009 год.
Авторский текст (авторский перевод с китайского): Сергей П. Емельченков.

Не прощаюсь я с тобой,
Хоть придётся быть одной.
Шепчешь тихо мне, родной:
«Когда уйду – ты не плачь, постой».
В кармане билет,
Расстаюсь не навсегда.
Прошу я, мне в ответ
Скажи: ждать будешь, любишь навсегда.
Припев:
Поцелуй тотчас,
Не ревнуй, прошу,
Я вернусь с утра, тебя
Разбужу.
Поцелуй тотчас,
Не ревнуй меня.
Ты не плачь, любовь моя,
Без меня.
Поцелуй,
Две минуты у нас,
Перрон пуст, поцелуй
Ещё раз.

Мне пора в вагон, я пойду.
Вот номер мой, звони.
Каждый вечер, час –
Я люблю, ты пойми.
Ну что ж ты плачешь так каждый раз.
Каждый вечер, час
я люблю, ты пойми.
Что же ты плачешь? Смейся, как тот раз.

Всё рассеялось, как дым,
Но печаль моя больней.
Вижу всё я: ты влюблен,
Твою улыбку люблю сильней.
Пойму ли тебя?
Обещанья мне дарил.
Смотрю я на тебя,
Ты не такой уже, как раньше был.
Припев:
Поцелуй тотчас,
Не ревнуй, прошу,
Я вернусь с утра, тебя
Разбужу.
Поцелуй тотчас,
Не ревнуй меня.
Ты не плачь, любовь моя,
Без меня.
Поцелуй,
Две минуты у нас,
Перрон пуст, поцелуй
Ещё раз.

В моем мире снег, холода.
Грущу теперь, о, да.
Каждый вечер, час,
Я люблю, ты пойми.
Ну что-ж ты плачешь так и не раз.
Каждый вечер, час
Я люблю, ты пойми.
Что же ты плачешь? Смейся, как тот раз.
Каждый вечер, час
Я люблю, ты пойми.
Прячусь в твоих снах.

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание и краткое содержание “Поцелуй на прощание” читать бесплатно онлайн.

Поцелуй на прощание

Близился к завершению один из тех редких для Санта-Байи дней, когда дождь льет с утра не переставая. К вечеру он даже усилился. Я потягивал бурбон со льдом и собирался уже сделать последний глоток перед сном, как вдруг зазвонил телефон. Возможно, это прелестная и сексуальная девушка, сходящая с ума от воспоминаний о совершенном профиле Бойда, с надеждой подумал я. Она с нетерпением ждет, когда я приду к ней и прыгну в постель под черную шелковую простыню. Я поднял трубку и с воодушевлением произнес:

Голос был определенно женский, но звучал скорее нервно, чем сексуально.

– Мы знакомы? – спросил я. – Или вы где-то мельком увидели мой профиль?

Пауза затянулась, становясь напряженной, и я подумал, что она вызвана не очень дружественной интонацией моего голоса.

– Не волнуйтесь, – попытался я подбодрить ее. – Я не только красив, но и добр.

– Вы получили мое письмо? – почти прошептала она.

– Боже мой! Я была уверена, что оно уже у вас. Я прибыла под вечер и полагала, что они за мной не следят. Но сейчас поблизости кто-то крутится, никаких сомнений. Они убьют меня, мистер Бойд!

– Они? – попытался уточнить я.

– Уже нет времени объяснять. Я сняла коттедж номер восемь на Парадиз-Бич. Прошу вас, приезжайте немедленно – защитите меня. Вы – моя последняя надежда.

– Хорошо. Выезжаю немедленно, – растерянно ответил я.

Конечно же, эта женщина могла оказаться психически больной, но по голосу вроде не похоже – скорее она ужасно перепугана. Залпом допив бурбон, я подумал, что если кто-то собирается ее убить, то он запросто убьет и меня, если я буду мешаться под ногами. Я надел наплечную кобуру и достал из ящика бюро мой верный «магнум-357». Спустился в гараж и завел машину.

Был мертвый сезон, и мокрая от дождя главная улица оставалась почти пустынной. Яркие неоновые огни поблекли, когда я выехал на прибрежное шоссе, а через десять минут показались коттеджи на Парадиз-Бич – черные силуэты на фоне ночного неба. Только в одном окне горел свет, и я решил, что это и есть коттедж номер восемь.

Еще статьи:  Нужно ли согласие супруга на дарение квартиры

Заглушив мотор, я услышал равномерный шум волн Тихого океана, накатывающихся на берег. Выйдя из машины, я взбежал на крыльцо и постучал в дверь, которая от этого действия приоткрылась на несколько дюймов.

– Сандра Лин! – выкрикнул я.

Никто не ответил. Я повторил выкрик еще несколько раз, испытывая тягостное ощущение где-то в затылке. Сжимая «магнум» в правой руке, я толкнул дверь, и она широко распахнулась. Тишина все сильнее действовала мне на нервы. Я сделал шаг вперед, и внезапно моя голова взорвалась от слепящей боли…

Очнуться после удара по затылку всегда неприятно. Голова раскалывается, ноет ущемленная гордость, а вкус во рту – как в погасшей печке, полной черной сажи. Осторожно приняв сидячее положение, я ощупал затылок и с трудом поднялся на ноги. В комнате никого не было. Мой пистолет и бумажник лежали на маленьком столике, а содержимое бумажника было разбросано по его поверхности. Сунув «магнум» в наплечную кобуру, а кредитные карточки и документы в бумажник, я решил, что никто не стал бы устраивать такую хитрую ловушку, чтобы просто врезать мне по затылку. Должна быть другая причина.

Я нашел эту причину в спальне.

Она лежала на спине поперек кровати, уставившись незрячими глазами в потолок. На вид ей было лет тридцать пять, и, на мой взгляд, она была весьма привлекательной при жизни. Короткие каштановые волосы, карие глаза. Одета в белую блузку, пропитавшуюся кровью из нескольких ножевых ран, и зеленую юбку. Перевернутый чемодан, содержимое которого разбросано по полу, и вывернутый кошелек на комоде. Я неторопливо раздумывал: нашел ли убийца то, что искал?

Ничего не поделаешь, надо звонить в полицию. Перед моими глазами возникло каменное выражение лица капитана Шелла, выслушивающего повествование о том, каким образом я оказался в пляжном коттедже наедине с трупом. Да пошел к черту этот звонок в полицию! Сандре Лин от этого, во всяком случае, лучше не будет.

Только подойдя к машине, я обнаружил, что у меня нет ключей. К счастью, под задним крылом у меня был прикреплен намагниченный запасной ключ, так что одна проблема оказалась решена. Вернувшись домой, я обнаружил, что и вторая проблема кем-то уже решена за меня. Этот благодетель заботливо вернул мне всю связку ключей, оставив ключ торчащим в замке. После этого я нисколько не удивился, обнаружив в квартире настоящий бедлам. Все ящики из столов и шкафов оказались выдвинуты, содержимое вывалено на пол. В спальне дело обстояло не лучше. Какая-то сволочь выбросила из шкафа всю мою одежду и перевернула кровать.

Я налил себе выпивку и, не придумав ничего более разумного, вскоре улегся спать.

Сандра Лин была мертва, но оставалась моей клиенткой, что подтверждалось банковским чеком. Мне предстояло отработать аванс – найти Мишель Стрэнд для моей покойной клиентки. Что с ней делать дальше, после того как найду ее, думать не хотелось, чтобы не вызвать головную боль. Взглянув на список имен, я решил проработать его сверху донизу. Первым в списке стоял Виктор Рут, адрес: стоянка яхт рядом с рыбацким причалом.

Я появился там около одиннадцати. Дождь прекратился, и солнце сияло на своем обычном месте. Сторож кивнул на шестидесятифутовую морскую яхту, пришвартованную в дальнем конце стоянки, и сказал, что она принадлежит Руту. Покрутившись возле яхты, я поднялся по трапу на палубу, и здесь на меня уставились холодные голубые глаза.

– Какого черта вам здесь понадобилось? – спросила лежащая на животе блондинка, одетая в белое бикини.

Тело, намазанное кремом для загара, отливало медью. Светлые волосы коротко подстрижены, и хотя рот крепко сжат, полная нижняя губка выглядела весьма чувственно. Картину дополняли стройные длинные ноги и приятно округленная попка. Я повернулся к блондинке более впечатляющим левым профилем и расплылся в улыбке.

Еще статьи:  Почему тимати расстался с шишковой

– Привет. Я разыскиваю Виктора Рута.

– Сейчас его здесь нет. – Она приняла сидячее положение, и высокая грудь туго натянула мягкую ткань купальника. – Кто вы такой?

– Дэнни Бойд, – ответил я. – Разыскиваю Мишель Стрэнд. Возможно, мистер Рут знает, где ее найти.

– Не знает, – решительно заявила она. – Зато он знает, что если я еще раз застукаю его с этой сучкой, то не только выцарапаю ей глаза, но и воткну кол в его жирную задницу!

– Не может быть! – вежливо удивился я.

Она сдержанно улыбнулась.

– Очень даже может, Дэнни Бойд. А зачем она вам понадобилась?

– Я разыскиваю ее по поручению клиента.

– Клиента? Так вы, значит, что-то вроде частного детектива?

– Ну да, – согласился я.

Она поднялась на ноги одним плавным движением. Нижняя часть бикини не поспела за движением тела, и из-под резинки показались золотистые завитки на лобке. Она быстро поправила одежду, и завитки исчезли.

– Теперь вам ясно, что я натуральная блондинка, – небрежно заметила она. – Меня зовут Анджи. Для вас миссис Виктор Рут.

– Рад знакомству с вами, Анджи, – сказал я.

Она снова усмехнулась.

– Я сразу поняла, что вы настоящий подонок, Бойд. Довольно мужественный – и все-таки подонок.

– Готов спорить, вы всем мужчинам говорите ровно это же самое, – сказал я.

– Только тем, кто достоин моего внимания, – ответила она. – Почему ваш клиент ищет Мишель?

– Не знаю, – признался я.

Книги похожие на “Поцелуй на прощание” читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Корпоративы – прелестное времяпрепровождение для народа, работающего в больших компаниях. Люди собираются в толпы, кокетничают друг с другом, надираются, чудят. А затем с чистой совестью смотрят друг другу в глаза, словно ничего и не было. Кажется, что на небе для грехов, совершенных на корпоративах, есть отдельное прощение, словно кто-то заблаговременно отмолил их.

Тогда я был молодым и наивным. До чего ж приятно быть молодым и наивным. И какое счастье – видеть мир полным волшебства. Работа в большой компании, которая вселяла уверенность своими амбициями, казалась мне чем-то нереальным. Думалось, что еще чуть-чуть и мир падет под нашим натиском, и уж тогда мы сделаем с ним, что пожелаем. И я был частью этой мощи, частью чего-то большого и важного.

Несколько филиалов объединились для проведения новогоднего мероприятия на нейтральной территории. Решено было найти такой город, чтобы всем было в равной степени неудобно, в результате выбор пал на Рязань. Логика очевидна: Рязань достаточно старый город, чтоб в нем было что посмотреть; достаточно большой, чтобы были приличные гостиницы и «нестыдные» рестораны; и достаточно недалеко от Москвы, чтобы всем было неудобно, но головному офису чуть менее неудобно, чем остальным.

Я работал в столичном филиале, и мы приперлись в Рязань на электричке. На вокзале нас уже ждал автобус. До гостиницы мы горланили задорные песни из репертуара группы «Ноль», видимо, были среди нас большие любители творчества Федора Чистякова. Я вместе со всем салоном орал за запевалой «Настоящему индейцу» и «Иду, курю». В душе клокотало предвкушение неописуемого восторга. Да, так бывает – восторг предчувствия восторга.

В гостинице мы переоделись, отдохнули и «накатили» с коллегами из питерского офиса. Раcпочали бутылку доступного виски «Фэймос граус», а потом и бурбон «Джим Бим» не пощадили. Так сказать, дернули за солидарность и взаимопомощь. На этой волне дружбы и всеобщего ликования мы выдвинулись на экскурсию в Соборный парк и Рязанский кремль. В результате неразберихи и тотального братания все филиалы перемешались. Я оказался в автобусе с каким-то из региональных отделений. Но алкоголь внутри делал меня «милым» и общительным, так что я плюхнулся на сидение рядом с незнакомой симпатичной девицей.

Еще статьи:  В одну и ту же реку нельзя войти дважды говорил

– Привет! Могу присесть? – спросил я. Она просто пожала плечами и ничего не ответила. Но я не унимался. – А тебя как зовут?
– Аня, – нехотя ответила она и отвернулась к окну.

Пьяный человек он сам себе и оркестр, и зритель. Меня несло, поэтому я, невзирая на холодность приема, рассказал пару пошлых анекдотов, спел свою любимую композицию «Таких не берут в космонавты», перебивая гида, поведал все что знал об Евпатии Коловрате и Рязанском училище ВДВ. Чуть-чуть прошелся по архитектурным недостаткам города. Под конец поездки задолбал всех так, что они готовы были меня выкинуть на улицу. И только моя соседка по сиденью улыбалась окну краешками губ. По крайней мере мне так тогда показалось.

Рязанский кремль хорош, и кто там не был, рекомендую его посетить. Он совсем не похож на замки Германии или даже Литвы. Но эта непохожесть только усиливает очарование. И «Дворец Олега», и маленький уютных двор, и вид с крутого вала на реку Трубеж с окрестностями. Впрочем, не исключаю что за хорошим впечатлением стояли приподнятое настроение и легкое опьянение. Во время прогулки моя новоиспеченная знакомая старалась держаться от меня подальше. Я хотел было это исправить, но меня перехвали приятели, и мы отправились на вал вспоминать стихи Сергея Есенина.

Интеллигенция выдала сначала школьную программу, вроде, «… Пусть не сладились, пусть не сбылись/ Эти помыслы розовых дней…» и «… Я читаю стихи проституткам/ И с бандитами жарю спирт…». Когда очередь дошла до меня, то я ничего вспомнить не смог, и народ на меня зашипел, мол, ты что, еще и поэт называется, как можно Есенина не знать. Я напрягся и выудил из памяти обрывок из «Анны Снегиной»:

…Сергей!
Вы такой нехороший.
Мне жалко,
Обидно мне,
Что пьяные ваши дебоши
Известны по всей стране. …

Я помнил продолжение, но почему-то запнулся и не стал читать дальше. Мы выпили за то, чтоб наши дебоши были такими же запоминающимися и вернулись к экскурсии. Народ, приняв порцию культуры в организм через органы слуха и зрения, утомился и потянулся к автобусам. Впереди его ждал праздничный ужин с обилием алкоголя, дискотекой, бильярдом и караоке.

Столы стояли огромной буквой «П». В зале блымкало цветомузыкальное оформление и играло нечто увеселительное, что в других обстоятельствах вряд ли можно счесть удобоваримой музыкой. Компания галдела, общаясь между собой. Иные активисты умудрялись перекричать сороковаттные колонки и выдать что-нибудь емкое, вроде: «За счастье!» или «Будем!». И вот первая волна ажиотажного веселья спала, между закусками и горячим образовалась неловкая пауза. Зазвучала подборка «медляков».

Я давно заприметил, что Анна сидит как-то особняком. То есть нет, она, конечно, сидела за одним столом со всеми. Пила, ела, говорила какие-то тосты. Но даже делая вид, что она радуется вместе со всеми, она была как бы отдельно, как бы сама по себе. Это впечатление усугубляло темно-синее коктейльное платье «в пол», в то время как остальные женщины были в легких фривольных нарядах. Я вспомнил, как она улыбалась моим дурацким шуткам, отвернувшись от меня, и двинулся к ней.

– Мамзель, можно вас на танец, – с видом бывалого гусара выдал я.
– Пошли. А ты танцевать-то умеешь? – спросила она, окидывая меня взглядом. Моя полнота нередко вводит людей в заблуждение, и они полагают меня неуклюжим. Однако танцы мне всегда давались легко, поэтому я надменно улыбнулся.
– Не беспокойся, туфли в ласты не растопчу.

Мы завертелись в чем-то медленном. Она была хорошо сложена и неплохо двигалась. Я же, чтоб произвести впечатление старался вести с грациозностью Диониса, мягко, но твердо, робко, но уверенно. Только дары все того же Диониса в организме помешали мне в полной мере проявить себя в танце, и все ж я тогда был хорош. В какой-то момент, она это оценила и, склонившись к моему уху, прошептала:
– Ты так стараешься, расслабься. Ты уже произвел на меня должное впечатление.
– А ты хорошо двигаешься, танцами занималась? – чтоб отвести внимание от себя спросил я.
– В детстве, бальными, – сказала она и улыбнулась мне.

Еще статьи:  Как пишется слово расстанемся

Она улыбнулась прямо для меня, точнее сказать, улыбнулась мне в лицо. Я никогда в жизни не видел такой пронзительной улыбки. Когда в рекламах говорят про ослепительную улыбку, то имеют ввиду белизну зубов и ничего больше. Но ее улыбка была какой-то нефизической природы, я честно говоря на ее зубы тогда просто не обратил внимание. Меня долбануло точно фотовспышкой: яркая мимика, лучики у глаз, острые как лезвия уголки губ, и глубокий темный огонь в глазах. От увиденного я замер. Она забеспокоилась и спросила, мол, не наступила ли она на ногу. Я ошарашенно моргал глазами и односложно ответил, что нет.

Песня кончилась, и мы разошлись по своим краям стола. Теперь мы перемигивались, и дистанционно поднимали бокалы в сторону друг друга, де, чин-чин. Иногда она мне улыбалась. Кто ходил в детстве на прогревания, тот поймет, как я себя чувствовал в эти моменты. От ее улыбки мне было тепло и стыдно, как вроде я что-то украл в соседском саду, а кто-то меня «застукал». Ей нравилось, что я смущаюсь, глядя на нее. На следующий «медляк» она сама подошла ко мне и пригласила со словами:
– Мне кажется, мы не договорили.
– Да.
– Ты ж из московского офиса?
– Да.
– Я так и подумала.
– Почему?
– Ну, вы наглые. Может «наглые» это неправильное слово, уверенные что ли в себе. Вам в столице кажется, что мир создан для вас.
– Не знаю, так-то я скромный. Даже скорее застенчивый.
– Наблюдала я, как ты застенчиво против всего нашего филиала на рожон лез.
– Так, я ж не по злу, просто настроение хорошее было. От полноты чувств.
– Не думаю, чтоб кто-то из наших от полноты чувств решился б на центральный филиал «наехать».
– Что-то ты меня смутила.
– Не бери в голову, мне это понравилось. Ничего не могу с собой поделать, люблю дерзких мужчин.
– Боюсь, что это не про меня.
– А давай, я сама решу про тебя или не про тебя. Ты мне понравился.
– И ты мне.
– Убежим от них?

Убежать мы не успели, так как принесли горячее. Аню, а я про себя называл ее уже именно Аня, увели коллеги обсудить что-то важное. А меня затребовали к себе питерцы. Я проорал какой-то рифмованный тост, все гаркнули «Ура» и мы выпили. Застолье потекло своим чередом, и Аня, казалось, забыла о своем предложении убежать со мной в неведомую Рязань. Вечер стал постепенно закругляться, принесли десерт, хлопнули хлопушки. Появился один из водителей, который сообщил, что автобусы ждут, и народ стал вываливаться из кабачка на рязанский Арбат – улицу Почтовую. В гардеробе я подошел к ней и аккуратно спросил:
– Все в силе?
Она кивнула и полушепотом сказала:
– Еще не знаю в каком я номере. Найди меня, я буду либо в фойе, либо где-то на этаже в зоне отдыха.

Мы с горем пополам погрузились в автобусы, я помогал загрузить последние бесчувственные тела, поэтому уехал в гостиницу на последнем транспорте. Мы опять пели «Ноль», на этот раз от нас досталось песне «Ехали по улице трамваи». Выгрузив наших «не сдюживших» товарищей, мы направились в комнату к питерским коллегам, где пропустили по паре рюмах бурбона. Затем братия настропалилась играть в преферанс, а я под благовидным предлогом чрезмерного опьянения ринулся по этажам искать Аню.

Еще статьи:  Расстался во сне с девушкой

В фойе ее на было. Я пробегал этаж за этажом, когда на подступах к верхнему услышал ее голос. Она, очевидно, была не одна. Мне в первый момент хотелось взбежать быстрее по лестнице и увидеть ее, но что-то меня удержало. Она звонко смеялась, поэтому я остановился и прислушался. Почти сразу стало понятно, что Аня кокетничает с директором нашего филиала Костей. Костя был мужик опытный и немного резкий. О нем ходили слухи, что он перетрахал половину сотрудниц. Впрочем, в рабочей обстановке нельзя было что-то высмотреть, со всеми женщинами в офисе он общался подчеркнуто вежливо без тени кокетства или жеманства. Но мы были не в офисе.

– Ты в курсе, что я директор? – спросил он Анну.
– Нет, а должна была быть? – ответила она. – Что я теперь должна делать, узнав это?
– А что обычно делают женщины, узнав, что общаются с директором?
– Другие женщины не знаю что делают. А у меня вон свой директор есть.
– Да, видел как его отгружали. Надрался ваш директор.
– Бывает.
– Да, бывает. А ты сейчас чем планируешь заниматься?
– Пойду покурю на воздух, а потом спать лягу.
– Слушай, а может мы перепихнемся, а потом в караоке сгоняем, песни поорем. А то мои сегодня Чистякова весь день воют, а я его не люблю.
– А ты наглый.
– Почему наглый?
– Без тени смущения предложил незнакомой женщине переспать с тобой.
– Ну, видишь ли, а чего смущаться. Я уже немолод, да и времени у нас немного для ухаживаний. А ты либо согласишься, либо не согласишься. И ни один кролик не пострадает, я ж тебя не принуждаю. Словом, мы можем провести время с удовольствием, а можем разбежаться по комнатам и провести его с пользой.

Она звонко засмеялась, а отсмеявшись выдала уже знакомое мне:
– Ничего не могу с собой поделать, люблю дерзких мужчин.

Я готов был заорать снизу, мол, это мне слова, это мне была улыбка. Но услышал, как они целуются. Да, что услышал, я почувствовал, как они целуются, приступом жуткой ревности, которая горячей волной поднялась от пяток к голове и накрыла меня точно одеялом. Вот только вместо того, чтобы рвануть на верх и вмазать Косте, я замер соляным столбом. И стоял так до тех пор, пока цокот ее каблуков не пропал, пока не хлопнула дверь люкса, занимаемого руководством.

Выскочив на улицу я с размаха бахнулся в сугроб и орал что-то бранное и грязное. Мне так хотелось обладать этой улыбкой, заточить ее в объятия, целовать и таять в этих теплых лучах. Прооравшись я пошел к питерцам. Вид у меня был помятый, и они сердобольно налили мне уже пошедшей в ход водки. Я пил пока не отключился.

Утром после завтрака мы начали собираться домой. Группы выезжали в разное время, однако из гостиницы всех выселяли в двенадцать, поэтому было решено всей массой выдвигаться к поездам и там уже как-то организовывать досуги. На вокзале она подошла ко мне и спросила:
– Ты куда пропал вчера, я весь вечер тебя прождала? Напился что ли?
– Угу, – кивнул я неохотно.
– Слушай, напиши мне. Может я к тебе в гости приеду.
– Ага.
– Слушай, рыжий, ты чего такой вялый. Давай хоть поцелуемся на прощание!

Автор статьи: Ирина Коломицина

Позвольте представиться. Меня зовут Ира. Я уже более 6 лет занимаюсь психологией отношений. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать сложные и не очень задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в доступном виде всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оценка 4.8 проголосовавших: 4
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here