Был гоголь женат

Ирина Коломицина предлагает статью на тему: "был гоголь женат" с полным описанием. Мы постарались донести до Вас информацию в самом доступном виде.

Николай Васильевич Гоголь родился в непростой семье. Отец писателя, Василий Афанасьевич, тоже обладал способностями к литературному труду, писал небольшие пьески для домашнего театра и был превосходным рассказчиком. Именно он внушил сыну любовь к литературе и театру. Но Василий Афанасьевич был очень болезненным человеком. Он умер, когда будущему великому русскому писателю стукнуло всего 15. Это наложило определенный след на мировосприятие Гоголя.

Мать, Мария Ивановна (до замужества – Косяровская), происходила из многодетной семьи потчмейстера. Она отличалась крайне сложным характером, повышенной тревожностью, впечатлительностью и мистической экзальтированностью. В роду Марии Ивановны было несколько психически больных людей. Есть вероятность, что она могла унаследовать от них определенные черты личности.

Свою веру во все мистическое Мария Ивановна внушала отпрыскам, которых у нее было 12. Многих детей мать писателя потеряла еще в их раннем возрасте, что не лучшим образом сказалось на психическом состоянии женщины. Она не только была крайне суеверна и верила во все потустороннее, но еще и вела себя иногда странно. Например, рассказывала знакомым, что Николай Васильевич – автор большинства современных изобретений.

Не удивительно, что Николай Васильевич глубоко проникся верой во все мистическое и также был одержим страхом смерти. В последние годы эти черты личности стали доминировать. В юности писатель, как и его тревожная мать, разительно отличался от общей массы сверстников некоторыми странностями характера. Он был очень замкнут и скрытен. Был склонен к неожиданным и опасным проделкам. Ученики Нежинской гимназии, в которой он учился, называли Николая Васильевича «букой».

Гоголь вырос ранимым и ужасно непрактичным, не приспособленным к обычной жизни человеком. Будучи гениальным писателем, Николай Васильевич всю жизнь не имел своего собственного дома. Да и умер в чужом – в особняке графа Толстого в Москве. Как и полагалось по закону, после смерти писателя была сделана опись его имущества. Из всех «богатств» у покойного оказались только книги, сильно поношенная одежда, пачка рукописей и подаренные Жуковским золотые часы (память о Пушкине). Общая стоимость имущества – 43,88 руб.

Гоголь не только умер в бедности. Он и жил аскетом, всю жизнь оставаясь одиноким. При этом он нередко помогал молодым нуждающимся писателям. Обычная человеческая привязанность Николая Васильевича была направлена на беззаветно им любимых сестер и мать. Гоголь никогда не был женат и детей не имел. И все же в его жизни были 2 женщины, пробудившие любовные чувства.

Любимые женщины Николая Васильевича

Гоголь не был обаятельным мужчиной. Невысокий и довольно нескладный, с длинным носом, он едва ли мог претендовать на популярность у дам. Да и из-за своих взглядов и привычки жить в бедности он просто не мог позволить себе завести семью. И все же писатель любил. Одной из его любимых женщин была императорская фрейлина, красавица и умница Александра Смирнова-Россет.

Смуглая, черноокая Сашенька была дружна со многими писателями и выдающимися личностями того времени. Многих даже вдохновляла: была настоящей музой Лермонтов и Вяземского, Пушкина и, конечно, самого Гоголя. Последнего познакомил с фрейлиной Жуковский. Миловидная красавица сразу же покорила сердце Гоголя.

Между ними завязались трогательные и нежные отношения. Николай Васильевич переписывался с Александрой, делился с нею своими писательскими задумками, планами, обсуждал только что вышедшие из-под пера произведения. Но он не смел даже заговорить с девушкой о своей любви. Она интуитивно чувствовала, что любима Гоголем, и отвечала писателю самой нежной привязанностью. Но он не был для такой высокопоставленной особы достойной партией, поэтому ни о какой взаимности и физической любви речь не шла.

Сашенька вышла замуж за богатого и влиятельного чиновника Министерства иностранных дел, Николая Смирнова. Супруг был не только высокопоставленной особой, но еще и владел огромной подмосковной усадьбой Спасское. По мнению света, фрейлина сделала блестящую партию.

Второй женщиной, затронувшей сердце писателя, была его кузина Мария Синельникова. Ее рано выдали замуж, но семейная жизнь супругов не заладилась. Мария ушла от мужа и переехала в свое харьковское имение Власовка. Оставшись одна, она стала выезжать в свет. Однажды, во время болезни, ее навестили родственники – тетя и ее взрослые дети, одним из которых и был Николай Васильевич.

Мария была поражена его мягким характером, тонкой, ранимой душой. Как женщина потом писала, она встретила в нем «настоящее братское сочувствие». Вероятно, именно такого понимания ей и не хватало в мужчинах. Мария Синельникова сразу же полюбила Гоголя и даже призналась ему в своих чувствах.

За все время, пока родные гостили у нее в имении, Мария ни на шаг не отходила от писателя, что-то постоянно шептала ему на ухо и заставляла краснеть. Увы, все это происходило незадолго до смерти писателя. Николай Васильевич был тогда сильно подвержен религиозно-мистическим веяниям, регулярно постился и даже не думал о женитьбе.

После его отъезда Мария стала регулярно писать возлюбленному нежные письма, и он всегда отвечал на них. Через 2 года после их знакомства Гоголя не стало. Мария Синельникова навсегда сохранила о нем самые светлые воспоминания.

Николай Гоголь прожил на редкость короткую для обеспеченного русского дворянина жизнь: он умер 43 лет от роду, и если учесть, что он практически никогда не служил, путешествовал, прожил большую часть жизни в Италии, и пользовался доходом с малороссийского имения (400 душ; тысяча десятин земли) , его столь укороченная жизнь представляет собой загадку.

(На фото родовое имение семьи Гоголей-Яновских, Музей-заповедник Н. В. Гоголя на Украине)

Николай Гоголь был типичным маменькиным сынком, единственным любимым чадом среди трех сестер. Отец его умер рано. Жизнь юноши протекала в окружении сочного украинского быта.

Зрелость его жизни была омрачена проблемами духа.

Первой проблемой Гоголя стала женщина. В силу целого ряда причин он слишком высоко поставил женщину над своей судьбой, и все попытки снять ее с пьедестала оборачивались драмами. Он не только никогда не женился, но, по всей видимости, оставался до конца жизни девственником, и, будучи человеком исключительной чувственности и космической телесности пронес эти муки идеалиста через всю жизнь.

Возможно, Фрейд обнаружил бы в его жизни следы неудачного визита в публичный дом. Маменька, например, получив однажды от сына взбаламученное письмо с сообщением о том, что он влюбился в богиню, а теперь вот вдруг едет в Любек, решила, что ее Никоша подцепил дурную болезнь и помчался лечиться у немцев.

Гоголь, по-видимому, никогда не имел намерения жениться. Современники не оставили никаких свидетельств о его близких отношениях с какой-либо женщиной. В письме к Василию Андреевичу Жуковскому от 10 января (н. ст. ) 1848 года, излагая свои воззрения на искусство, он говорит, что не должен, как ему кажется, он связывать себя никакими узами на земле, в том числе и жизнью семейной. Живописцу Александру Иванову Гоголь также замечал, что для него едва ли позволительны мечты о женитьбе. “Вы нищий, – говорил он ему, – и не иметь вам так же угла, где приклонить главу, как не имел его и Тот, Которого пришествие дерзаете вы изобразить кистью! А потому евангелист прав, сказавши, что иные уже не свяжутся никогда никакими земными узами” (из письма от 24 июля (н. ст. ) 1847 года) .

Еще статьи:  Что делать меня бросил парень

В литературоведении, однако, сложилось убеждение, что Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской (в замужестве княгиней Шаховской) и даже пытался сделать ей предложение.

По семейному преданию Виельгорских, Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне в конце 1840-х годов. “Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака”, – сообщается в новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими.

Первой проблемой Гоголя стала женщина. В силу целого ряда причин он слишком высоко поставил женщину над своей судьбой, и все попытки снять ее с пьедестала оборачивались драмами. Он не только никогда не женился, но, по всей видимости, оставался до конца жизни девственником, и, будучи человеком исключительной чувственности и космической телесности пронес эти муки идеалиста через всю жизнь.

Почему Гоголь не был женат?

Несмотря на успех своей второй книги, Гоголь все еще отказывался считать литературный труд своей главной задачей. Он преподавал в женском Патриотическом институте, где часто рассказывал юным барышням занимательные и поучительные истории. Слава о талантливом “преподавателе-рассказчике” даже дошла до Санкт-Петербургского университета, куда его пригласили читать лекции на кафедре всеобщей истории.

В личной жизни писателя все оставалось без перемен. Существует предположение, что Гоголь никогда не имел намерения жениться. Между тем многие современники писателя считали, что тот был влюблен в одну из первых придворных красавиц Александру Осиповну Смирнову-Россет и писал ей, даже когда она уехала с мужем из Петербурга.

Позднее Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской, пишет gogol.lit-info.ru. С семьей Виельгорских писатель познакомился в Петербурге. Образованные и добрые люди сердечно приняли Гоголя и оценили его талант. Особенно подружился писатель с младшей дочерью Виельгорских Анной Михайловной.

В отношении графини Николай Васильевич мнил себя духовным наставником и учителем. Он давал ей советы, касающиеся русской литературы, стремился поддержать в ней интерес ко всему русскому. В свою очередь, Анна Михайловна всегда интересовалась здоровьем, литературными успехами Гоголя, чем поддерживала в нем надежду на взаимность.

По семейному преданию Виельгорских, Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне в конце 1840-х годов. “Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака”, – сообщается в новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими.

Отец писателя, Василий Афанасьевич, тоже обладал способностями к литературному труду, писал небольшие пьески для домашнего театра и был превосходным рассказчиком. Именно он внушил сыну любовь к литературе и театру. Но умер, когда будущему великому русскому писателю исполнилось всего 15. Это наложило определённый след на мировосприятие Гоголя.

Мать, Мария Ивановна (до замужества – Косяровская), происходила из многодетной семьи потчмейстера. Она отличалась крайне сложным характером, повышенной тревожностью, впечатлительностью и мистической экзальтированностью. В роду Марии Ивановны было несколько психически больных людей. Есть вероятность, что она могла унаследовать от них определенные черты личности.

Свою веру во все мистическое Мария Ивановна внушала отпрыскам, которых у нее было 12. Многих детей мать писателя потеряла еще в их раннем возрасте, что не лучшим образом сказалось на психическом состоянии женщины. Она не только была крайне суеверна и верила во все потустороннее, но еще и вела себя иногда странно. Например, рассказывала знакомым, что Николай Васильевич – автор большинства современных изобретений. Day.Az со ссылкой на Рамблер расскажет о личной жизни писателя.

Личная жизнь писателя

Не удивительно, что Николай Васильевич глубоко проникся верой во все мистическое и также был одержим страхом смерти. В последние годы эти черты личности стали доминировать. В юности писатель, как и его тревожная мать, разительно отличался от общей массы сверстников некоторыми странностями характера.
Он был очень замкнут и скрытен. Был склонен к неожиданным и опасным проделкам. Ученики Нежинской гимназии, в которой он учился, называли Николая Васильевича “букой”. Гоголь вырос ранимым и ужасно непрактичным, не приспособленным к обычной жизни человеком.

Будучи гениальным писателем, Николай Васильевич всю жизнь не имел своего собственного дома. Да и умер в чужом – в особняке графа Толстого в Москве. Как и полагалось по закону, после смерти писателя была сделана опись его имущества. Из всех “богатств” у покойного оказались только книги, сильно поношенная одежда, пачка рукописей и подаренные Жуковским золотые часы (память о Пушкине). Общая стоимость имущества – 43,88 руб.

Гоголь не только умер в бедности. Он и жил аскетом, всю жизнь оставаясь одиноким. При этом он нередко помогал молодым нуждающимся писателям. Обычная человеческая привязанность Николая Васильевича была направлена на беззаветно им любимых сестер и мать. Гоголь никогда не был женат и детей не имел. И все же в его жизни были 2 женщины, пробудившие любовные чувства.

Александра Смирнова-Россет

Гоголь не был обаятельным мужчиной. Невысокий и довольно нескладный, с длинным носом, он едва ли мог претендовать на популярность у дам. Да и из-за своих взглядов и привычки жить в бедности он просто не мог позволить себе завести семью. И все же писатель любил.

Одной из его любимых женщин была императорская фрейлина, красавица и умница Александра Смирнова-Россет. Смуглая, черноокая Сашенька была дружна со многими писателями и выдающимися личностями того времени. Многих даже вдохновляла: была настоящей музой Лермонтов и Вяземского, Пушкина и, конечно, самого Гоголя. Последнего познакомил с фрейлиной Жуковский.

Миловидная красавица сразу же покорила сердце Гоголя. Между ними завязались трогательные и нежные отношения. Николай Васильевич переписывался с Александрой, делился с нею своими писательскими задумками, планами, обсуждал только что вышедшие из-под пера произведения. Но он не смел даже заговорить с девушкой о своей любви. Она интуитивно чувствовала, что любима Гоголем, и отвечала писателю самой нежной привязанностью. Но он не был для такой высокопоставленной особы достойной партией, поэтому ни о какой взаимности и физической любви речь не шла.

Еще статьи:  Как правильно переписываться с девушкой

Сашенька вышла замуж за богатого и влиятельного чиновника Министерства иностранных дел, Николая Смирнова. Супруг был не только высокопоставленной особой, но еще и владел огромной подмосковной усадьбой Спасское. По мнению света, фрейлина сделала блестящую партию.

Мария Синельникова

Второй женщиной, затронувшей сердце писателя, была его кузина Мария Синельникова. Ее рано выдали замуж, но семейная жизнь супругов не заладилась. Мария ушла от мужа и переехала в свое харьковское имение Власовка. Оставшись одна, она стала выезжать в свет. Однажды, во время болезни, ее навестили родственники – тетя и ее взрослые дети, одним из которых и был Николай Васильевич. Мария была поражена его мягким характером, тонкой, ранимой душой. Как женщина потом писала, она встретила в нем “настоящее братское сочувствие”.
Вероятно, именно такого понимания ей и не хватало в мужчинах. Мария Синельникова сразу же полюбила Гоголя и даже призналась ему в своих чувствах. За все время, пока родные гостили у нее в имении, Мария ни на шаг не отходила от писателя, что-то постоянно шептала ему на ухо и заставляла краснеть. Увы, все это происходило незадолго до смерти писателя.

Николай Васильевич был тогда сильно подвержен религиозно-мистическим веяниям, регулярно постился и даже не думал о женитьбе. После его отъезда Мария стала регулярно писать возлюбленному нежные письма, и он всегда отвечал на них. Через 2 года после их знакомства Гоголя не стало. Мария Синельникова навсегда сохранила о нем самые светлые воспоминания.

Еще в апреле 1840 года Гоголь писал Николаю Белозерскому, черниговскому помещику, с которым был знаком с нежинской поры: “Я же теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской”. А в феврале 1842 года признавался поэту Николаю Языкову: “Я чувствую, что разорвались последние узы, связывавшие меня со светом. Мне нужно уединение, решительное уединение. Я не рожден для треволнений и чувствую с каждым днем и часом, что нет выше удела на свете, как звание монаха”. Эти слова могут служить ответом на вопрос, поставленный Гоголем спустя три года в названии статьи “Чей удел на земле выше”, вошедшей в книгу “Выбранные места из переписки с друзьями”.

Последнее десятилетие жизни Гоголя проходит под знаком все усиливающейся тяги к иночеству. Не давая монашеских обетов целомудрия, нестяжания и послушания, он воплощал их в своем образе жизни. Гоголь не имел собственного дома и жил у друзей – сегодня у одного, завтра у другого. Свою долю имения он отказал в пользу матери и остался нищим, – помогая при этом бедным студентам из средств, получаемых за издание своих сочинений. После смерти Гоголя все личное имущество его состояло из нескольких десятков рублей серебром, книг и старых вещей, – а между тем созданный им фонд “на вспоможение бедным молодым людям, занимающимся наукою и искусством”, составлял более двух с половиной тысяч рублей.

О его церковном отношении к послушанию говорит тот поразительный факт, что он по совету своего духовного отца сжег главы незаконченного труда и фактически отказался от художественного творчества. О том, насколько труден этот шаг был для Гоголя, можно судить по его признанию в “Авторской исповеди”: “Мне, верно, потяжелей, чем кому-либо другому, отказаться от писательства, когда это составляло единственный предмет всех моих помышлений, когда я все прочее оставил, все лучшие приманки жизни, и, как монах, разорвал связи со всем тем, что мило человеку на земле, затем чтобы ни о чем другом не помышлять, кроме труда своего”.

Гоголь, по-видимому, никогда не имел намерения жениться. Современники не оставили никаких свидетельств о его близких отношениях с какой-либо женщиной. В письме к Василию Андреевичу Жуковскому от 10 января (н. ст.) 1848 года, излагая свои воззрения на искусство, он говорит, что не должен, как ему кажется, он связывать себя никакими узами на земле, в том числе и жизнью семейной. Живописцу Александру Иванову Гоголь также замечал, что для него едва ли позволительны мечты о женитьбе. “Вы нищий, – говорил он ему, – и не иметь вам так же угла, где приклонить главу, как не имел его и Тот, Которого пришествие дерзаете вы изобразить кистью! А потому евангелист прав, сказавши, что иные уже не свяжутся никогда никакими земными узами” (из письма от 24 июля (н.ст.) 1847 года).

В литературоведении, однако, сложилось убеждение, что Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской (в замужестве княгиней Шаховской) и даже пытался сделать ей предложение. В новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими этот эпизод освещается следующим образом: “По семейному преданию Виельгорских, в конце 1840-х годов Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне. Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака”.

В биографическом словаре “Русские писатели” об этом сказано более подробно: “Весной 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь – делает предложение А.М.Виельгорской, но получает отказ. Было ли причиной отсутствие ответного чувства или же сопротивление знатных родителей (ее мать – урожденная принцесса Бирон), но факт тот, что отказ глубоко ранил Гоголя. С чувством уязвленной гордости и горького смирения пишет он Виельгорской, что должен был лучше узнать свою роль: “Чем-нибудь да должен же я быть относительно вас: Бог не даром сталкивает так чудно людей. Может быть, я должен быть не что другое в отношении (вас), как верный пес, обязанный беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего”.

Несмотря на то, что авторы процитированных строк (в первом случае это Мария Виролайнен, во втором – Юрий Манн), по-разному датируют сватовство Гоголя, их суждения основываются на одном и том же источнике – разысканиях Владимира Шенрока, посвятившего отношениям Гоголя с Виельгорскими специальную работу. На основании переписки Гоголя с графиней Анной Михайловной и некоторых устных свидетельств биограф пришел к заключению, что Гоголь сделал предложение, вероятно, в 1848 году, когда после возвращения из Иерусалима ездил на короткое время в Петербург.

Позднее, в четвертом томе своих “Материалов для биографии Гоголя” Шенрок относит сватовство писателя предположительно к 1850 году (оговаривая, что это не больше, как предположение), когда прекратилась переписка Гоголя с Виельгорскими. Обоснование самого факта сватовства осталось прежним. Каково же это обоснование?

“Впрочем, – замечает биограф, – мы должны сделать оговорку: собственно говоря, Гоголь только обратился с запросом к графине через Алексея Владимировича Веневитинова, женатого на старшей дочери Виельгорских, Аполлинарии Михайловне. Зная взгляды своих родственников, Веневитинов понял, что предложение не может иметь успеха, и напрямик сказал о том Гоголю”.

Еще статьи:  Психологические проблемы в семье

В свое время профессор Александр Иванович Кирпичников высказал сомнение в сватовстве Гоголя, отмечая противоречия в построениях Шенрока: если Гоголь делал предложение в 1848 году, то все “интимности”, отмеченные биографом в переписке молодой графини с Гоголем, являются после предполагаемого сватовства и отказа; если же оно произошло в 1850 году, то нельзя признать крайне странным сватовство Гоголя через посредников на девушке, которую он не видел полтора года.

Да и сам Шенрок, вероятно, чувствуя неубедительность своих умозаключений и колеблясь в выборе даты – к какому году следует отнести предложение Гоголя, замечает, что “воспоминание о нем сохранилось в семейных преданиях родственников Анны Михайловны, а из переписки о существовании его можно догадываться только по единственному письму. “

Письмо Гоголя, о котором идет речь, не датировано и начинается словами: “Мне казалось необходимым написать вам хотя часть моей исповеди”. Шенрок полагает, что оно было написано после получения Гоголем отказа по поводу сделанного им графине Анне Михайловне предложения и склонен приурочивать его к 1850 году, когда прекратилась переписка Гоголя с Виельгорскими.

Комментаторы Академического издания, вслед за Шенроком, датируют это письмо 1850 годом, весной (Гоголь предлагает графине с семьей пожить в их подмосковной деревне). Свою схему выстраивает Игорь Золотусский, относя вышеуказанное письмо к 1849 году, что совершенно справедливо. Датировать его следует, по всей видимости, маем 1849 года. Прямая ссылка на него есть в письме Гоголя к графине Анне Михайловне от 3 июня 1849 года: “Вот отчего мне казалось, что жизнь в деревне могла бы больше доставить пищи душе вашей, нежели на даче”. Золотусский называет слухами и легендой устные сообщения Веневитиновых о сватовстве и основывает его единственно на майском письме Гоголя к графине. При этом он, как Шенрок и другие, не берет в расчет внутреннего, почти монашеского устроения Гоголя.

Между тем при внимательном прочтении этого письма нельзя найти никаких указаний на сватовство Гоголя. Речь идет в нем о неких “недоразумениях”, рожденных на определенной почве. Можно предположить, что Гоголь на мгновение утратил свой обычный строгий контроль над собой. Незадолго до этого он признавался графине Анне Михайловне: “Наконец, я испытал в это время, как не проходит нам никогда безнаказанно, если мы хотя на миг отводим глаза свои от Того, к Которому ежеминутно должны быть приподняты наши взоры, и увлечемся хотя на миг какими-нибудь желаньями земными наместо небесных. Но Бог был милостив и спас меня, как спасал уже не один раз” (из письма от 30 марта 1849 года).

Не следует преувеличивать полушуточных любезностей Гоголя о “верном псе, обязанном беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего”. Это никак не похоже на любовное признание. Хотя исследователи на подобные слова и опираются в своих заключениях. В том же письме Гоголь настойчиво возвращает себя на уровень прежнего наставника графини, приглашая ее пожить в деревне и заботиться там о крестьянах, “а не о себе”. Тем более, что после этих недоразумений переписка Гоголя с Виельгорскими не прервалась.

Меньше всего мы можем доверять как документу неким семейным преданиям. Как заметил еще протопресвитер Василий Зеньковский в своей книге о Гоголе, “рассказ Шенрока слишком неопределенен, чтобы на него можно серьезно опираться”. Высказывание графа Владимира Александровича Соллогуба, женатого на второй дочери Виельгорских, Софье Михайловне, что Анна Михайловна – “кажется, единственная женщина, в которую влюблен был Гоголь”, на которое обычно ссылаются, также не содержит в себе никаких свидетельств о сватовстве Гоголя.

Обратим внимание на мнение родных Гоголя по этому поводу. В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге хранятся письма Анны Васильевны Гоголь, сестры писателя, к Антонине Михайловне Черницкой, автору статей о Гоголе, в том числе об отношении его к матери. Из этих писем видно, что в семье Гоголя отвергали саму возможность подобного сватовства. “Меня очень огорчил Шенрок, – говорит, в частности, Анна Васильевна, – хотя еще не читала его статьи, но из его писем узнала, и писала ему, что это сватовство невероятно! Возвратясь из Иерусалима, он не в таком был настроении, говорил, что желает пожить с нами в деревне, хозяйничать, построить домик, где бы у каждого была своя комната Мне кажется, он не думал о женитьбе, всегда говорил, что он не способен к семейной жизни! Я написала Шенроку об этом”.

В другом письме к тому же адресату Анна Васильевна сообщает, что Николай Васильевич Берг (поэт-переводчик и историк, автор воспоминаний о Гоголе) предлагал Шенроку написать статью “Сватовство Гоголя” (вероятно, для редактировавшейся им газеты “Варшавский Дневник”). “Я в негодовании, – пишет она, – как ему могут это предлагать! Берется писать его биографию и совсем его не знает”.

Итак, нельзя не признать, что вопрос о сватовстве Гоголя к графине Анне Михайловне Виельгорской не имеет сколько-нибудь серьезного научного обоснования. В этой связи вспомним слова о Гоголе, сказанные его старшим другом Жуковским: “Настоящим его призванием было монашество. Я уверен, что если бы он не начал свои “Мертвые Души”, которых окончание лежало на его совести и все ему не давалось, то он давно бы стал монахом и был бы успокоен совершенно, вступив в ту атмосферу, в которой душа его дышала бы легко и свободно”.

«Гоголь всю жизнь преданно и беззаветно любил одну-единственную женщину»

Сегодня исполняется 205 лет со дня рождения гениального писателя

Николай Васильевич Гоголь никогда не имел ни собственного дома, ни квартиры. Жил то у друзей, то у родственников. Даже умер в московском особняке графа Алексея Толстого, приходившегося ему дальней родней. После смерти великого писателя остались только шинель, шуба и туфли. Но мало кто знает, что умирающий Николай Васильевич написал завещание в пользу бедных студентов Петербургского университета и оставил им, как всегда, 2000 рублей в конверте. В кармане самого гения лежали 193 рубля 47 копеек. «Доброта Гоголя была беспримерной!» — признавал в своих записках знаменитый гравер Федор Иордан. Гоголь тайно помогал деньгами нуждающимся молодым писателям, художникам, музыкантам. «Эта тайна не должна быть раскрыта ни при жизни моей, ни после смерти», — писал он своим друзьям в 1844 году. Единственный раз, за четыре месяца до смерти, осенью 1851 года в Москве Гоголь назвал имя человека, которому он помог. «Я знаю и люблю Шевченко как даровитого художника; мне удалось и самому кое-чем помочь в первом устройстве его судьбы», — сказал он близкому другу Осипу Водянскому.

Еще статьи:  Заговор чтобы тосковал и скучал заговор

Тайной была и личная жизнь гениального писателя. Говорят, он боялся любви.

— Из двенадцати детей Марии Ивановны и Василия Афанасьевича Гоголей-Яновских выжило только пятеро. И никому из них не передалась редкая красота матери, — рассказывает полтавский прозаик, исследовательница жизни и творчества Николая Гоголя Рената Смирнова. — Но в семье гораздо больше переживали по поводу слабого здоровья наследников, которое доставалось им от отца. Особенно убивался из-за этого Василий Афанасьевич, писала Мария Ивановна в своих «Записках». Однажды, не выдержав смерти пятилетней дочери Татьяны, Василий Афанасьевич ушел в степь, бросился на мокрую после дождя землю и пролежал без памяти всю ночь. Его нашли только под утро. После этого он заболел крупозным воспалением легких, которое тогда не лечили, и умер в 47 лет. Его единственному оставшемуся в живых сыну Никоше (Николаю) было тогда 16 лет. Он учился в Нежинском лицее.

Рано ушел в мир иной и сам писатель — в 43 года. О его смерти ходили разные толки. На самом деле Гоголь умер в знак протеста. Он понял, что своим словом не в состоянии изменить жизнь крепостных крестьян, и бросил вызов обществу — сознательно пошел на смерть, отказавшись от пищи. Это был писательский подвиг. «Страшно будет тому, кто расшифрует эту смерть», — скажет позже Тургенев, потрясенный гибелью гения.

— Известно, что Гоголь не блистал красотой, натуру имел замкнутую, в его поступках не всегда усматривалась логика. Постоянно находиться рядом с таким человеком, наверное, было тяжело?

— Когда он появлялся в высшем обществе, многие переставали замечать его невысокий рост и длинный нос. Всех завораживала гениальность писателя. «Я никак не утверждаю, чтобы он был хорош, но в нем есть одно такое свойство, которое я не находила в других людях: это желание искреннее и сильное быть лучшим, чем он теперь есть. Он один из всех тех людей, которых я знаю, примет всякое замечание, совет, упрек от кого бы то ни было и как щекотливы бы они ни были, и умеет быть за это благодарным», — так отзывалась о своем близком душевном друге фрейлина императрицы Александра Смирнова-Россет, которую называли музой Пушкина, Лермонтова, Жуковского, Вяземского, Гоголя.

— Почему именно Николаю Васильевичу так симпатизировала фрейлина?

— Потому что знала о его искренней и преданной любви к ней. Их познакомил Жуковский в 1831 году, когда фрейлине было 22 года. Только ей, этой блистательной, умной женщине, Гоголь открывал свою душу. «Это перл всех русских женщин, коих мне случалось знать», — восторгался Александрой Смирновой-Россет Николай Васильевич. С ней единственной делился своими планами, рассказывал, над чем работает, ей одной из первых читал свои произведения. Кстати, второй том «Мертвых душ» писал в ее имении под Калугой. В январе 1852 года Гоголь только Смирновой-Россет, как следует из ее записей, предложил прочесть новую, девятую, главу из второго тома «Мертвых душ», взяв с нее слово никому не рассказывать ни содержание, ни сюжет. Александра Осиповна была потрясена. Гоголь описывал любовь Платонова к Уленьке Бетрищевой, генеральской дочке. Он очень ярко, с необычайной душевностью нарисовал героиню. А ведь, по мнению критиков, женские образы Гоголю не удавались. Кстати, девятая глава до сих пор не найдена.

*С одной из красивейших и умнейших женщин России, «хохлачкой» Александрой Смирновой-Россет Николая Васильевича на протяжении долгих лет связывали искренние, доверительные отношения

Таким образом гений поведал о своей любви к Александре Осиповне, с которой к тому времени был знаком свыше двух десятков лет! Все эти годы он испытывал к ней самые трепетные чувства. Гоголя и Смирнову-Россет часто можно было встретить вместе в Санкт-Петербурге, Москве, Париже, в Германии и Италии. Гоголь физически не мог долго жить без «ласточки Розетти», как он ласково называл Александру Осиповну. Когда они находились в разлуке, писали друг другу письма. Сохранилось 65 посланий, отправленных Гоголем Смирновой-Россет, и столько же ответных писем к Николаю Васильевичу. Работая над вторым томом «Мертвых душ», писатель просил Александру Осиповну подробно описывать ему всех главных чиновников Калуги, где губернатором был ее супруг: их обязанности, какую пользу или зло они приносят людям. Переписка этих двоих — это разговор родственных натур, которым было очень больно видеть несовершенство окружающего мира и ощущать, что изменить что-либо они не в состоянии.

Александра Осиповна родилась в Одессе в семье офицера с французскими корнями, а воспитывалась у бабушки по маминой линии в бедной деревушке под Николаевом. Фрейлина, получившая образование в Екатерининском институте в Петербурге и волей судьбы оказавшаяся в царских палатах, своей родиной считала Украину, а себя называла «хохлачкой», хотя в ее жилах текла кровь многих национальностей. Гоголя тоже называла «хохлаком». В своих разговорах они часто вспоминали Украину. Александра Смирнова любила петь для своего друга «Ой, не ходи, Грицю, та й на вечорниці».

— Как муж Александры Осиповны смотрел на эти отношения?

— Александра была бесприданницей и вышла замуж не по любви. Ей нужно было помогать трем младшим братьям. Ее супруг, Николай Михайлович Смирнов, служил дипломатом в министерстве иностранных дел, а позже занимал должность губернатора Калужской губернии. Думаю, муж на многие вещи закрывал глаза.

Любовь Гоголя к светской красавице, и об этом знало все окружение, была безответной. Их платонические отношения многие не могли понять. Александра так характеризовала эту взаимную привязанность: «Светлая, исключительная, столь редко встречающаяся дружба между мужчиной и женщиной». Но это чувство питало и живило творчество Николая Васильевича, давало ему стимул к жизни.

— Так боялся ли Гоголь любви?

— Он сам сознавался в письме своему ближайшему другу Александру Данилевскому в 1832 году, что его натура так чувственна, что пламя любви в одно мгновение испепелило бы его.

А единственной женщиной, признавшейся самому Гоголю в любви, была его двоюродная сестра Мария Синельникова — дочь сестры матери писателя. Она была образована и умна, рано вышла замуж, став богатой самостоятельной женщиной. Часто появлялась на балах и приемах, имела собственный дом в Екатеринославле и свой выезд. Семейная жизнь Марии, однако, длилась недолго. С мужем она вскоре рассталась и переехала в имение Власовка под Харьковом. Здесь в мае 1851 года, менее чем за год до своей смерти, писатель вместе с мамой и младшей сестрой Ольгой навестил свою родственницу. Всего восемь дней он пробыл у нее, и каждое утро, вспоминала Ольга Гоголь-Головня, Николай Васильевич в приподнятом настроении выходил с кузиной в сад. Она что-то ему шептала, а он краснел и смущался. «О чем вы говорите?» — однажды простодушно полюбопытствовала у брата Ольга. Тот смутился, покраснел и ответил: «Хорошо, что ты ничего не слышала!» Сомнений нет: Мария просто признавалась кузену в любви.

Еще статьи:  Знакомства с женатыми и замужними

*Кузина писателя Мария Синельникова — единственная женщина, которая призналась ему в любви

После отъезда Гоголя из Власовки Мария закрыла комнату, в которой он жил, и никого в нее не пускала, пытаясь сохранить в ней все так, как было при нем. Заходила туда, только чтобы вытереть пыль, поставить свежие цветы и вспомнить прошлое.

“…Я полюбила его, встретивши в нем настоящее братское сочувствие, и привязалась к нему всею силою души моей, — писала Мария Синельникова другу Гоголя профессору Московского университета Степану Шевыреву после того, как в 1850 году все лето гостила в родном имении Гоголя Васильевке на Полтавщине. — Как много надеялась я иметь напутственных советов на разные случаи жизни. Я… увлеклась его любовью к родным и заботой о них. Живя у них, я часто, было, вижу, как он сам заходил в крестьянские хаты, чтобы узнать, не терпит ли кто нужды, и часто присылал из Москвы денег для помощи бедным. Я удивлялась его необычной деятельности: как среди своих литературных занятий он еще находил время проверять прибыль и трату в имении (он еще в юности отрекся от своей доли, уступив ее матери и сестрам); везде было видно его работу; сколько он посадил деревьев… Когда не имел серьезного занятия, то в свободные минуты рисовал узоры для ковра. Везде и во всем он был неутомимым тружеником”.

— Сохранилась ли переписка между писателем и его кузиной?

— Судьба эпистолярного наследия интересовала многих исследователей жизни и творчества Николая Васильевича. Тот же профессор Шевырев просил Марию Синельникову передать ему письма, адресованные ей гениальным писателем, на что она ответила отказом: «Его писем у меня немного; они относятся лишь ко мне одной, и потому я не могу переписать их вам». Известно только, что в письмах Гоголь называл кузину «Мариам», «Мария Николаевна», «Мой милый друг Marie».

Внучка двоюродного брата Марии Синельниковой Наталья Сошальская вспоминала, что в детстве видела у своей бабушки пачку пожелтевших писем. Это были письма Гоголя, адресованные Марии Николаевне. Однако бабушка никому не давала их читать, полагая, что нельзя нарушать покой умерших. Перед своей смертью эту переписку она, скорее всего, уничтожила. А о Марии бабушка отзывалась очень уважительно, говорила, что та всегда была приветливой, внимательной и безгранично доброй.

Кстати, кузина Гоголя до самой кончины (в 1892 году) не снимала с пальца траурное золотое кольцо, которое она заказала сразу после смерти своего любимого. Это было полое кольцо, открывавшееся бриллиантом. На его внутренней стороне выгравировано «Сконч. Н. Гоголь. 1852 фев. 21». В нем Мария хранила прядь русых волос Николая Васильевича. Раньше так было принято — любящие друг друга люди носили прядь волос в медальоне или в кольце.

— А разве писатель был русым?

— Да. Темноволосым его стали изображать позже. Потому что портреты молодого Гоголя со временем потемнели. Писатель, кстати, всю жизнь протестовал против того, чтобы рисовали и продавали его портреты, поэтому их мало сохранилось. Первый портрет 25-летнего писателя создал художник Алексей Венецианов.

*На уникальном гравировальном портрете работы Алексея Венецианова 25-летний Николай Гоголь выглядит интересным молодым человеком

— Рената Арсентьевна, я знаю, что вы встречались с родственниками нашего гениального земляка. Это они передали вам для музея кольцо кузины Гоголя?

— В 1983 году мне посчастливилось отыскать в Ленинграде наследников Марии Синельниковой. Сто сорок лет эти люди бережно хранили мебель из красного дерева, старинную фарфоровую и хрустальную посуду, украинский костюм, ковры, золоченые канделябры, зеркала, вышивку бисером, поделки из слоновой кости из имения Власовка. Они, а также потомки Гоголя по линии его сестер Елизаветы Васильевны и Ольги Васильевны — Данилевские-Цивинские, Савельевы, Галины — передали через меня музею свыше двухсот реликвий: портреты, книги, вещи, мебель, золотые украшения. Все это экспонируется в музее-заповеднике Николая Васильевича Гоголя, открытом тридцать лет назад на месте бывшей усадьбы его родителей в селе Гоголево (ранее Васильевка) Шишакского района.

Траурное золотое кольцо Марии Синельниковой сейчас экспонируется в Полтавском областном краеведческом музее. Наследница Синельниковой, Ольга Николаевна Сошальская, с которой я встречалась, рассказала такую историю. Ее мама носила заветное кольцо на груди. Когда в блокадном Ленинграде начиналась бомбежка, она никогда не пряталась в подвале. А ложилась в квартире на пол, накрывая своим телом эту реликвию, и говорила: «Пусть меня убьют, но кольцо надо сохранить для потомков и со временем отдать его в заповедник Гоголя!» Она свято верила, что такой заповедник обязательно появится. И беда обходила их стороной.

А правнучка сестры писателя Ольги Васильевны Гоголь-Головни Елена Александровна Цивинская, жившая в Киеве, вспоминала, что их семью в сентябре 1941 года фашисты должны были вывезти на работу в Германию. Готовясь в дорогу, она спрятала на груди золотые часы и золотые сережки с аметистом, которые Николай Васильевич привез сестре из Рима в 1840 году, брошку с жемчугом «Мария» — подарок Гоголя матери. Все эти драгоценности женщина прикрыла своей единственной годовалой дочерью. При погрузке в поезд присутствовал их сосед-врач. «Этот ребенок болен тифом, всю его семью срочно надо изолировать», — сказал он полковнику немецкой армии, занимавшемуся отправкой остарбайтеров. И их повели под конвоем в барак для тифозных больных, но, к счастью, не в главный корпус, где можно было бы действительно подхватить болезнь, а в пристройку к нему. Таким образом, потомки великого Гоголя были спасены.

Не знаю, как это назвать — простым совпадением или мистикой, которой пронизаны многие произведения писателя…

Автор статьи: Ирина Коломицина

Позвольте представиться. Меня зовут Ира. Я уже более 6 лет занимаюсь психологией отношений. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать сложные и не очень задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в доступном виде всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените это сообщение
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here